,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

Последние новости события факты

Здесь нет смартфонов, интернета, телевидения и банкоматов. Они просто живут в гармонии с природой. Хотели бы так жить?

Мы, дети семидесятых-восьмидесятых, очень любили хлеб.

24.09.2015

Как Англия и Франция подставили Россию под германский таран

 Одной из главных причин неудач русской армии в кампании 1915 г. было то, что Российской империи пришлось вести борьбу с противником один на один. Франция и Англия резко изменили стратегию и перешил к обороне. Они ничего не делали чтобы помочь своему союзнику - России. Их войска на западноевропейском театре в основном бездействовали. Тем временем русская армия, принимая на себя удары Германии и Австро-Венгрии, дала Англии и Франции необходимое время для накопления сил и средств. Это в значительной степени определило исход войны, когда Россия оказалась в лагере проигравших. 

Видимо, сыграл тут свою роль не только фактор собственных интересов, но и решение наднациональных структур, которые базировались во Франции, Англии и США. Российская империя не должна была пережить мировую войну. Её обрекли, вместе с другими монархиями, на поражение, разрушение и расчленение. Успехи России в 1914 году не только выручили Францию и Англию, но и встревожили их. Россия не должна была победить в войне и стать ещё сильнее. Не должна была оказаться в лагере победителей. 

В Лондоне, Париже и Вашингтоне уже знали, что война будет затяжной, что её выдержат только державы, имеющие большие резервы. США имели сильную экономику, и собирались подключиться к конфликту только когда победа станет очевидной. Англия и Франция опирались на огромные колониальные империи. Россия также имела колоссальные резервы и могла оказаться в числе победителей. Необходимо было истощить, обескровить Россию. Поэтому на 1915 год союзники вообще не стали планировать крупных операций. Франция и Англия отсиживались за мощной системой укреплений, накапливали силы и ресурсы, перестраивали хозяйство на военные рельсы. Главнокомандующий британскими силами в Европе, фельдмаршал Джон Френч говорил, что на Западе «надо только выстоять до тех пор, пока русские не смогут завершить дело». Пока русские надрывались, сражаясь в одиночку, союзники копили силы.

Всё было продумано. В такой ситуации Россия или терпела страшное поражение и оказывалась на грани революции и развала (а революцию в России активно готовили разнородные силы, включая спецслужбы Франции и Англии), или настолько ослабевала, что не могла претендовать на свой кусок пирога, после победы над Центральными державами. А союзники к этому моменту создавали хорошо оснащенные, мощные армии. Англия и Франция планировали принять участие в разделе России или при сохранении монархии в России «поставить её на место», когда она потребует свою долю. 

На рубеже 1914 и 1915 гг. обе коалиции поняли, что расчет на кратковременную войну в корне оказался ошибочным и что борьба продлится несколько лет и потребует огромных материальных средств. Первыми на западноевропейском театре создали мощную позиционную оборону германцы. Они вслед за отступлением от р. Марна сумели быстро соорудить укрепленные позиции и во время «бега к морю» пользовались своим инженерным искусством для обеспечения за собой занимаемых районов местности. Французы и англичане, которые первоначально умышленно пренебрегали полевой обороной, вскоре пошли по пути германцев, зарываясь в землю. 

В инструкциях французского главнокомандующего Жоффра от 26 декабря 1914 г., 2 и 15 января 1915 г. от союзных войск требуется создание такой прочной обороны, которая могла бы парировать новые удары германских войск и вместе с тем обеспечила бы союзникам возможность перехода к наступательным действиям. Приказы главы германского Генштаба Фалькенгайна от 7 и 15 января 1915 г. выдвигали перед германскими армиями на Западном фронте задачу «укрепления позиций настолько, чтобы их можно было, если потребуется, удерживать долгое время даже небольшими силами против наступления в несколько раз превосходящих сил».

Таким образом, к началу 1915 г. вдоль всего Западного фронта появились две непрерывные линии траншей, одна против другой, оплетенные рядами проволочных заграждений. Оборонительные позиции стали быстро совершенствоваться, дублироваться постепенно второй и третьей линией с ходами сообщений между линиями и усиливаться блиндажами, прочными убежищами, огневыми точками. Укрепления стали бетонировать. Особенное внимание обращали на оборудование первой (передовой) позиции. Ее возводили в виде двух-трех линий траншей, удаленных одна от другой на 100-150 м. С фронта, а иногда и с флангов она прикрывалась проволочными заграждениями. Так появились мощные оборонительные системы, прорыв которых требовал больших усилий и средств. 

На главных направлениях возможных атак противника возводились вторые позиции, строились отсечные позиции. Глубоко в тылу оборудовали укрепленные лагеря и тыловые полосы обороны в виде одной-двух линий узлов сопротивления, прикрытых искусственными препятствиями. Укрепленные лагеря были созданы вокруг Парижа, Амьена, Кале, Дюнкерка и других городов и крепостей, тыловые полосы обороны — по рекам Уаза, Урк, Эна, Сомма и др.

В Париже и Лондоне быстро поняли удобство своего положения. Стало очевидно, что время работает на Францию и Британию. Промышленность можно сравнительно спокойно перевести на «военные рельсы», как и всё хозяйство страны, общество. Опыт первой кампании показал французам и англичанам, что им не хватает боеприпасов и тяжелой артиллерии. Стало ясно, что эта война потребует совершенно иных затрат живой силы. Так, Франции пришлось призывать боеспособных мужчин до последнего человека и привлечь даже физически немощных мужчин и здоровых женщин для работы на оборону, а затем обратиться и к людским ресурсам своих заморских владений. Но на это требовалось время. Не менее серьёзно отнеслись к этой проблеме и в Англии, которой фактически пришлось формировать большую сухопутную армию (ранее Англия обходилась флотом, небольшими экспедиционными силами и чужим «пушечным мясом»). Англии пришлось вслед за привлечением людских ресурсов доминионов и всех колоний обратиться к обязательной военной службе для всех британских граждан (в январе 1916 г. ввели всеобщую воинскую повинность).

Поэтому военно-политическое руководство Англии и Франции охотно пошло навстречу решению германского верховного командования стабилизовать борьбу на западноевропейском театре и перенести тяжесть операций на Восток. Германцы ещё надеялись на «быструю войну»: раз не удалось одним мощным ударом сокрушить Францию, выйдет с Россией. Англия и Франция понимали, что война затянется и, переходя к стратегической обороне, подыграли Германии. 

Военный министр Британии Герберт Китченер отметил, что война только начинается в 1915 году, и эта изнурительная война будет продолжаться не менее трёх лет. Британцы считали, что от активных действий на фронте необходимо отказаться до значительного увеличения артиллерийских средств борьбы. Одновременно британцы планировали сосредоточиться на операциях на второстепенных театрах, решив предпринять Дарданелльскую экспедицию. 

Англия и Франция на западном фронте планировали провести лишь частные наступательные операции в Артуа и Шампани. На Ближнем Востоке собирались вести боевые действия с целью не допустить вторжения турецких войск в колониальные владения Англии и Франции. Более активно было решено действовать на балканском направлении. Британцы решили провести операцию по захвату черноморских проливов и Константинополя.

Таким образом, западные «союзники» России и тут предавали Россию. На словах Англия и Франция обещали уступить Константинополь и проливы Босфор и Дарданеллы России, чтобы она продолжала поставлять «пушечное мясо» и не заключила сепаратного соглашения с Германией. В действительности британцы собирались упредить русских и захватить этот стратегический район. Лондон продолжал реализацию своего давнего плана: закрыть русским выход из Чёрного моря в Средиземное, закрепить своё положение на Балканах, в Средиземноморье и на Ближнем Востоке. 

При этом западные державы, наметив переход к стратегической обороне и собираясь подвинуть Россию в зоне проливов, требовали от русского верховного командования активных наступательных действий на Восточном фронте. Просто вверх лицемерия. Россия, по их мнению, должна была связать силы Центральных держав и особенно Германии, предотвратить новое мощное германское наступление Западного фронта. Это создавало для Англии и Франции благоприятные условия для проведения мобилизации промышленности, населения, укрепления вооруженных сил, накопления сил и резервов для последующих сражений. «Мы, — сказал впоследствии Ллойд Джордж, — предоставили Россию ее судьбе».

К сожалению, в России клюнули на это предложение. Вместо того чтобы следовать примеру союзников и активно готовиться к обороне, беречь боеприпасы, формировать крупные резервы, русская Ставка планировала провести целых две (!) стратегических наступательных операции: 1) операцию по захвату Восточной Пруссии, как плацдарма для броска на Берлин; 2) вторжение в Венгрию через Карпаты. Всё это требовало затраты крупных сил и материальных средств. В итоге русская армия оказалась не готова отразить мощный удар австро-германских сил и началось Великое отступление. К моменту Горлицкого прорыва у русской армии практически не оказалось свободных резервов (всего один корпус) и обнаружилась такая недостача снарядов, что начался «снарядный голод». Кроме того, не хватало артиллерии, особенно тяжелой, пулеметов, винтовок и патронов. 

Таким образом, отказ англо-французского командования от решительных действий и просчёты русского военно-политического руководства позволили германцам одержать победу в кампании 1915 года на Восточном фронте.
    Добавить комментарий
    Введите код с картинки