,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

15.04.2015

Литва: сложный путь к России и от России

 

 Двести двадцать лет назад, 15 апреля 1795 года, императрица Екатерина II подписала Манифест о присоединении к Российской империи Великого княжества Литовского и Герцогства Курляндского и Семигальского. Так завершился знаменитый Третий раздел Речи Посполитой, в результате которого большая часть земель Великого княжества Литовского и Курляндия вошли в состав Российской империи. В результате Третьего раздела Речи Посполитой практически вся Прибалтика стала частью Российской империи. Процесс присоединения прибалтийских земель начался при Петре I. По итогам Северной войны в состав России вошли Эстляндия и Лифляндия. Однако Курляндское герцогство сохраняло независимость и формальный вассалитет по отношению к Речи Посполитой. Равным образом и Великое княжество Литовское оставалось независимым государством в унии с Польшей. 

Присоединение Курляндии и Литвы

Впрочем, формально сохраняя ленные обязательства перед Польшей, Курляндское герцогство также со времени окончания Северной войны находилось в сфере влияния России. Еще в 1710 г. Анна — дочь российского царя Иоанна V, брата Петра I, стала герцогиней Курляндской посредством брака с герцогом Фридрихом-Вильгельмом Кетлером. В 1730 г. Анна Иоанновна взошла на российский престол. В Курляндии же воцарилась власть династии Биронов. В 1737 г. герцогом стал Эрнст-Иоганн Бирон — ближайший соратник и фаворит Анны Иоанновны, позже передавший бразды правления герцогством своему сыну. С этого времени Российская империя фактически оказывала всестороннюю поддержку курляндским герцогам, оберегая их власть от поползновений со стороны недовольной части местного дворянства. Включение Курляндского герцогства в состав России было добровольным — аристократические фамилии герцогства, опасаясь дестабилизации существующей в Курляндии системы после вторжения в 1794 г. отрядов Тадеуша Костюшко — польского генерала, вдохновлявшегося идеями Великой Французской революции, обратились к России за военной помощью. Командовал подавлением польских отрядов сам Александр Васильевич Суворов. После подавления восстания курляндское дворянство обратилось к российской императрице с просьбой о включении герцогства в состав империи. На месте Курляндского герцогства была образована одноименная губерния, а местная аристократия в значительной степени сохранила свои позиции. Более того, курляндское и лифляндское немецкое дворянство превратилось в одну из наиболее заметных групп российского дворянства, играя огромную роль в политической жизни Российской империи вплоть до начала ХХ века. 

Но еще большую значимость, чем принятие в свой состав Курляндии, для Российской империи представляло присоединение земель Великого княжества Литовского. И не только в стратегическом и экономическом отношении, но и в плане сохранения русского языка и православной веры на землях, прежде находившихся под властью княжества. Ведь помимо собственно Литвы, в состав Великого княжества входили обширные территории современных Украины и Белоруссии с русским населением (тогда еще не было искусственного разделения русского народа), в большинстве своем исповедующим православие. На протяжении столетий православное население Великого княжества Литовского, подвергавшееся притеснениям со стороны католической шляхты, взывало о помощи к российскому государству. Включение в состав России Великого княжества Литовского в значительной степени решило проблему дискриминации русского и православного населения католической шляхтой. Собственно литовская часть Великого княжества, то есть — его прибалтийские земли, вошла в состав Виленской и Ковенской губерний Российской империи. Население губерний составляли не только литовцы, бывшие в большинстве своем крестьянами, проживавшими в хуторах, но также немцы и евреи, составлявшие большую часть городского населения, и поляки, составлявшие конкуренцию литовцам в сельском хозяйстве. 

Антироссийские восстания — попытки возродить Речь Посполитую

Литовское дворянство и крестьянство, в отличие от прибалтийских немцев, оказалось менее лояльным Российской империи. Хотя первое время литовское население никак не проявляло своей протестной активности, но стоило в 1830-1831 гг. разгореться первому польскому восстанию, как волнения начались и в Литве. Восстание против российской власти приобрело характер настоящих боевых действий, охвативших не только территорию Польши, но и Литвы и Волыни. Повстанцы захватили территорию практически всей Виленской губернии, кроме самого города Вильно и еще нескольких крупных городов. Симпатий со стороны шляхты и крестьянства восставшие добились, заявив о восстановлении Статута 1588 г. Великого княжества Литовского, гарантировавшего права и свободы населению. 

Следует отметить, что во время восстания 1830-1831 гг. действия литовских повстанцев создали значительные препятствия для действий русских войск по подавлению волнений в Польше. Поэтому на территории Виленской губернии в 20-х числах апреля 1831 г. была начата карательная операция под общим руководством генерала Матвея Храповицкого — виленского и гродненского губернатора. К маю 1831 г. был восстановлен контроль практически над всей территорией Виленской губернии. Однако относительный порядок в Виленской губернии был установлен лишь на три десятилетия. В 1863-1864 гг. вспыхнуло следующее польское восстание, не менее масштабное и кровопролитное, чем восстание 1830-1831 гг. Подготовкой восстания занималась разветвленная сеть польской шляхетской организации во главе с Ярославом Домбровским. Деятельность Центрального национального комитета распространилась не только на польские, но и на литовские и белорусские земли. В Литве и Белоруссии комитетом руководил Константин Калиновский. Восстание против российского управления в Польше, Литве и Белоруссии активно поддерживалось из-за рубежа. В ряды польских повстанцев стекались иностранные добровольцы из европейских государств, считавшие своим долгом «борьбу с тиранией Российской империи». В Белоруссии католической шляхтой, составлявшей костяк повстанческого движения, был развязан террор против православного крестьянства, не поддержавшего чуждое его интересам восстание. Жертвами повстанцев стало не менее двух тысяч человек (согласно Энциклопедическому словарю Брокгауза и Эфрона). 

Литва: сложный путь к России и от России


Белорусский историк Евгений Новик считает, что во многом история польского восстания 1863-1864 гг. была сфальсифицирована, причем не только польскими исследователями, но и советскими авторами (http://www.imperiya.by/aac25-15160.html). В СССР восстание рассматривалось исключительно сквозь призму его национально-освободительного характера, исходя из чего признавался его прогрессивный характер. При этом забывалось, что собственно народным восстание и не являлось. Подавляющее большинство его участников было представлено польской и литовской шляхтой, крестьянство составляло не более 20-30% в западнобелорусских землях и не более 5 % в Восточной Белоруссии. Это объяснялось тем, что большинство крестьян говорили на русском языке и исповедовали православие, а восстание подняли представители польской и полонизированной шляхты, исповедовавшие католичество. То есть, в этническом отношении они были чужды белорусскому населению, и это объясняло незначительный характер поддержки восстания со стороны крестьянства. То, что крестьяне поддержали в этом противостоянии Российскую империю, признавали в своих донесениях армейские и жандармские начальники, занимавшиеся непосредственно установлением порядка в литовских и белорусских губерниях. 

Когда в Динабургском уезде крестьяне-старообрядцы пленили целый отряд повстанцев, штаб-офицер виленской жандармерии А.М. Лосев писал в докладной записке: «динабургские мужички доказали, где сила Правительства, — это в массе народа. Отчего бы повсеместно этой силой не воспользоваться и тем самым заявить пред Европой настоящее положение нашего западного края?» (Восстание в Литве и Белоруссии 1863-1864 гг. М., 1965. С. 104). Для белорусского крестьянства возвращение Речи Посполитой не несло в себе ничего хорошего, кроме как отката к жутким временам гонений на русский язык и православную веру. Поэтому если восстание и носило национально-освободительный характер, то лишь для полонизированных групп населения и, прежде всего, для католической шляхты, ностальгировавшей по временам Речи Посполитой и тем правам, которыми она обладала в польско-литовском унитарном государстве. 

Царское правительство обошлось с восставшими поляками и литовцами на редкость гуманно. Было казнено лишь 128 человек, 8-12 тысяч человек отправились в ссылку. Репрессии затрагивали, как правило, вождей, организаторов и реальных участников повстанческого террора. Однако помимо судебных приговоров последовали и меры административного характера. После восстания был введен запрет на официальное употребление названий Польши и Литвы, закрыты все католические монастыри и приходские школы. В Виленской губернии обучение в школах на литовском языке было полностью запрещено, в Ковенской губернии сохранено лишь для начальной школы. Изымались все книги и газеты, написанные на литовском языке латинским алфавитом, соответственно, вводился запрет и на использование литовской латиницы. Посредством этих мер царское правительство стремилось предотвратить сохранение и распространение антироссийских настроений среди польского и литовского населения, а в перспективе — русифицировать его, интегрировать поляков и литовцев в состав русской нации посредством утверждения отказа от латинского алфавита, национальных языков и постепенного перехода в православную веру. 

Однако, антироссийские настроения в Литве сохранялись. Этому, во многом, способствовала деятельность католической церкви и западных государств. Так, с территории Восточной Пруссии в Литву контрабандным путем доставляли литовскую литературу, отпечатанную на латинице в типографиях Восточной Пруссии и в Соединенных Штатах Америки. Доставкой запрещенных книг занимался особый подвид контрабандистов — книгоноши. Что касается католического духовенства, то оно создавало подпольные школы при приходах, где вело обучение литовскому языку и латинскому алфавиту. Помимо литовского языка, на овладение которым коренные литовцы, безусловно, имели полное право, в подпольных школах культивировались и антироссийские, антиимперские настроения. Естественно, что эта деятельность поддерживалась и Ватиканом, и польскими католическими иерархами. 

Начало непродолжительной независимости

В исповедующих католицизм литовцах, которые негативно воспринимали свое нахождение под властью Российской империи, антироссийские силы в Европе видели естественных союзников. С другой стороны, литовское население действительно было дискриминировано недальновидной политикой царских властей, запрещавших использование национального языка, что способствовало распространению радикальных настроений среди самых разных слоев населения. В годы революции 1905-1907 гг. в Виленской и Ковенской губерниях состоялись мощные выступления — как революционных рабочих, так и крестьян. 

Во время Первой мировой войны, в 1915 г., Виленская губерния была оккупирована германскими войсками. Когда Германией и Австро-Венгрией было принято решение о создании марионеточных государств на территории западных областей бывшей Российской империи, 16 февраля 1918 г. в Вильно было объявлено о воссоздании суверенного литовского государства. 11 июля 1918 г. было провозглашено создание Литовского королевства, приять престол которого предстояло немецкому принцу Вильгельму фон Ураху. Однако в начале ноября от планов по созданию монархии Совет Литвы (Литовская Тариба) решил отказаться. 16 декабря 1918 г., после ухода оккупационных германских войск, была создана Литовская советская республика, а 27 февраля 1919 г. объявлено о создании Литовско-Белорусской Советской Социалистической Республики. Против советских войск в феврале-марте 1919 г. начали боевые действия войска Литовской Тарибы в союзе с германскими подразделениями, а затем и с армией Польши. Территория Литовско-Белорусской ССР была оккупирована польскими войсками. С 1920 по 1922 гг. на территории Литвы и Западной Белоруссии существовала Срединная Литва, позже присоединенная к Польше. Таким образом, территория современной Литвы фактически разделилась на две части. Бывшая Виленская губерния отошла в состав Польши и с 1922 по 1939 гг. именовалась Виленским воеводством. На территории Ковенской губернии существовало независимое государство Литва со столицей в Каунасе. Первым президентом Литвы был избран Антанас Смятона (1874-1944). Он возглавлял Литву в 1919-1920 гг., затем некоторое время преподавал в Литовском университете в Каунасе философские дисциплины. Повторный приход Смятоны к власти произошел в 1926 году, в результате государственного переворота. 

Литовский национализм двадцатых и тридцатых

Литва: сложный путь к России и от РоссииАнтанаса Смятону можно выделить в числе основоположников современного литовского национализма. После ухода с поста президента в 1920 году, он не оставил политику. Более того — Смятона был крайне недоволен деятельностью левоцентристского правительства Литвы и приступил к формированию националистического движения. В 1924 г. Союз литовских фермеров и Партия национального прогресса объединились в Союз литовских националистов («таутининки»). Когда 17 декабря 1926 г. в Литве произошел государственный переворот, которым руководила группа националистически настроенных офицеров во главе с генералом Повиласом Плехавичюсом, Союз литовских националистов фактически превратился в правящую партию. Спустя несколько дней после переворота, Антанас Смятона был избран во второй раз президентом Литвы. Идеология Союза литовских националистов была замешана на сочетании католических ценностей, литовского патриотизма и крестьянского традиционализма. Залог силы и независимости Литвы партия видела в сохранении традиционного уклада жизни. При Союзе националистов действовала военизированная организация — Союз литовских стрелков. Сформированный в 1919 году и включивший в свой состав многих ветеранов Первой мировой войны, а также националистически настроенную молодежь, Союз литовских стрелков стал массовой националистической организацией ополченческого типа и просуществовал вплоть до падения Литовской республики в 1940 году. К концу 1930-х гг. в рядах Союза литовских стрелков состояло до 60 000 человек. 

Союз литовских националистов первоначально достаточно позитивно относился к итальянскому фашизму, однако впоследствии стал осуждать некоторые действия Бенито Муссолини, очевидно стремясь сохранить дружественные отношения со странами Запада — Англией и Францией. С другой стороны, середина 1920-х гг. стала периодом появления в Литве и более радикальных организаций националистического толка. Стоит ли говорить, что все они носили ярко выраженный антисоветский характер. В 1927 году появилась фашистская организация «Железный волк», находившаяся на позициях крайнего литовского национализма, антисемитизма и антикоммунизма. В политическом плане «железные волки» ориентировались на германский нацизм в духе НСДАП и считали Союз литовских националистов недостаточно радикальным. 

Литва: сложный путь к России и от РоссииВо главе «Железного волка» встал Аугустинус Вольдемарас (1883-1942). В 1926-1929 гг. этот человек, бывший, кстати, профессором Литовского университета в Каунасе, занимал пост премьер-министра Литвы. Первоначально он вместе с Антанасом Смятоной создавал и развивал Союз литовских националистов, однако впоследствии разошелся с товарищем в идеологическом отношении, считая его понимание литовского национализма недостаточно радикальным и глубоким. В 1929 г. Вольдемарас был снят с поста премьер-министра и выслан под надзор полиции в Зарасай. Несмотря на неудачу, Вольдемарас не оставил планов по изменению курса политики Каунаса. В 1934 г. он предпринял силами «железных волков» попытку государственного переворота, после чего был арестован и осужден на двенадцать лет заключения. В 1938 г. Вольдемараса освободили и выслали из страны. 

СССР создал Литву в современных границах

Конец литовскому националистическому режиму наступил в 1940 году. Хотя первый гром для политического суверенитета Литвы прозвучал чуть раньше. 22 марта 1939 г. Германия потребовала от Литвы вернуть ей район Клайпеды (тогда он назывался Мемель). Естественно, что Литва отказать Берлину не смогла. Тогда же был заключен договор о ненападении между Германией и Литвой. Таким образом, Литва отказалась от поддержки Польши. 1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу. 17 сентября 1939 г., воспользовавшись ситуацией, в восточные районы Польши вошли советские войска. 10 октября 1939 г. Советский Союз передал Литве занятую советскими войсками территорию Вильно и Виленского воеводства Польши. Также Литва давала согласие на ввод в страну 20-тысячного советского военного контингента. 14 июня 1940 г. СССР предъявил Литве ультиматум, потребовав отправить правительство в отставку и пропустить на территорию страны дополнительные советские войска. 14-15 июля на состоявшихся в Литве выборах победил Блок трудового народа. 21 июля было провозглашено создание Литовской ССР, а 3 августа 1940 г. Верховный Совет СССР удовлетворил просьбу Литовской ССР о принятии в состав Советского Союза. 

Антисоветские и антироссийские историки и политические деятели утверждают о том, что Литва была оккупирована и аннексирована Советским Союзом. Советский период истории республики сегодня называется в Литве не иначе как «оккупацией». Между тем, не вступи в Литву советские войска — она с тем же успехом была бы аннексирована Германией. Только гитлеровцы вряд ли оставили бы автономию, пусть и формальную, под названием Литва, развивали бы национальный язык и культуру, переводили бы литовских писателей. От советской власти Литва стала получать «бонусы» практически сразу же после мнимой «оккупации». Первым бонусом стала передача в состав Литвы Вильно и Виленского воеводства, занятого советскими войсками в 1939 году. Напомним, что тогда Литва еще оставалась независимым государством и Советский Союз мог не передавать занятые им земли Виленского воеводства Литве, а включить их в свой состав — скажем, как Виленскую АССР, или как Литовскую АССР. Во-вторых, в 1940 году, став союзной республикой, Литва получила ряд белорусских территорий. В 1941 г. в состав Литвы был включен Волковысский район, который Советский Союз приобрел у Германии за 7,5 млн. долларов золотом. Наконец, после окончания Второй мировой войны, основную победу в которой одержал Советский Союз, в соответствии с Потсдамской конференцией 1945 г. СССР получил международный порт Клайпеда (Мемель), прежде принадлежавший Германии. Клайпеда также была передана Литве, хотя у Москвы были все основания сделать ее анклавом по образцу Калининграда (Кенигсберга). 

Литва: сложный путь к России и от России
— демонстрация в Вильнюсе в 1940 году в поддержку Советского Союза и И.В. Сталина

В антисоветской публицистике традиционно господствует миф о «всенародном» сопротивлении литовцев установлению советской власти. При этом в качестве примера, в первую очередь, приводится деятельность знаменитых «Лесных братьев» — партизанского и подпольного движения на территории Литвы, начавшего свою деятельности практически сразу после провозглашения Литовской советской социалистической республики и лишь спустя несколько лет после Победы в Великой Отечественной войне подавленного советскими войсками. Естественно, что включение Литвы в состав Советского Союза не приветствовали значительные слои населения республики. Католическое духовенство, получавшее прямые указания из Ватикана, националистически настроенная интеллигенция, вчерашние офицеры, чиновники, полицейские независимой Литвы, преуспевающие фермеры — все они не видели своего будущего в составе советского государства, а поэтому были готовы к развертыванию полноценного сопротивления советской власти сразу после включения Литвы в состав СССР. 

Специфику социально-политической ситуации во вновь приобретенной республике прекрасно понимало и советское руководство. Именно с этой целью была организована массовая депортация антисоветских элементов в глубинные области и республики СССР. Конечно, среди высланных было множество случайных людей, не являвшихся литовскими националистами и врагами советской власти. Но когда проводятся такие массовые компании, это, к сожалению, неизбежно. В ночь на 14 июня 1941 г. из Литвы было депортировано около 34 тысяч человек. Тем не менее, как раз настоящим противникам советской власти в значительной степени и удалось остаться на территории республики — они давно ушли в подполье и не собирались добровольно отправляться в ссыльных эшелонах. 

Литовские пособники Гитлера

Литва: сложный путь к России и от РоссииЛитовское антисоветское сопротивление было активно поддержано гитлеровской Германией, которая вынашивала планы нападения на Советский Союз и рассчитывала заручиться поддержкой литовских националистов. Еще в октябре 1940 года был создан Литовский фронт активистов, которым руководил бывший посол Литовской республики в Германии Казис Шкирпа. Естественно, что должность этого человека все говорит за себя. Казис Шкирпа, уроженец литовской деревни Намаюнай, прожил долгую жизнь. Он родился в 1895 году, а умер в далеком 1979 г., последних тридцать лет прожив в Соединенных Штатах Америки. Когда 22 июня 1941 года гитлеровская Германия напала на Советский Союз, Литовский фронт активистов поднял на территории Литовской ССР вооруженное антисоветское восстание. Оно началось с убийств литовцами, служившими в местных частях РККА, офицеров — нелитовцев. 23 июня было сформировано Временное правительство Литвы, во главе которого формально встал Казис Шкирпа, но фактически им руководил Юозас Амбразявичюс (1903-1974). Было заявлено о восстановлении независимости Литовской республики. Националисты приступили к уничтожению советских активистов — и русских, и литовцев, и людей других национальностей. В Литве начались массовые еврейские погромы. Именно литовские националисты несут основную ответственность за геноцид еврейского населения в Литве во время гитлеровской оккупации. Когда 24 июня 1941 г. подразделения вермахта вошли в Вильнюс и Каунас, к этому времени захваченные повстанцами Литовского фронта активистов, последние успели провести кровавые еврейские погромы, жертвами которых стало не менее четырех тысяч человек. 

Временное правительство Литвы рассчитывало, что Германия поможет республике вновь обрести политический суверенитет. Однако у Гитлера насчет Литвы были совершенно другие планы. Весь регион включался в состав рейхскомиссариата Остланд. В соответствии с этим решением, созданные Литовским фронтом активистов органы власти «суверенной Литовской республики» распускались, равным образом, как и вооруженные формирования литовских националистов. Значительная часть вчерашних пламенных сторонников литовской независимости моментально сориентировалась в ситуации и вступила во вспомогательные подразделения вермахта и полиции. Организацией «Железные волки», некогда созданной экс-премьером Вольдемарасом, на момент описываемых событий руководил бывший майор литовских военно-воздушных сил Йонас Пирагюс. Его подчиненные сыграли одну из главных ролей в антисоветском восстании, а затем приветствовали приход гитлеровцев и в массовом порядке пополнили ряды полицейских подразделений и контрразведки. 

29 июня архиепископ Римско-католической церкви в Литве Иосиф Сквирекас публично заявил о всесторонней поддержке со стороны католического духовенства Литвы той борьбы, которую «Третий рейх» ведет с большевизмом и Советским Союзом. Заигрывая с католической церковью, германская администрация Литвы разрешила восстановление теологических факультетов во всех университетах страны. Впрочем, гитлеровцы разрешили деятельность на территории Литвы и православной епархии — с той надеждой, что священники будут влиять на симпатии и поведение православного населения. 

Литва: сложный путь к России и от России


Кровавый след нацистов

В ноябре 1941 г. под руководством германской администрации произошло преобразование военизированных формирований литовской самообороны. На ее базе была создана литовская вспомогательная полиция. К 1944 г. действовало 22 литовских полицейских батальона, в совокупности насчитывавших 8000 человек. Батальоны несли службу на территории Литвы, Ленинградской области, Украины, Белоруссии, Польши и даже применялись в Европе — во Франции, Италии и Югославии. В совокупности с 1941 по 1944 гг. во вспомогательных полицейских формированиях служило 20 000 литовцев. Последствия деятельности этих формирований впечатляют и ужасают одновременно. Так, к 29 октября 1941 года было уничтожено 71 105 лиц еврейской национальности, в том числе в Каунасской крепости произведен массовый расстрел 18 223 человек. В мае 1942 г. в Паневежисе литовские полицаи расстреляли 48 членов разоблаченной подпольной коммунистической организации. Общее количество погибших на территории Литвы в годы гитлеровской оккупации достигает 700 000 человек. Было убито 370 000 граждан Литовской ССР и 230 000 советских военнопленных, а также жители других республик СССР и иностранные граждане. 

К чести литовского народа следует отметить, что подавляющее большинство литовцев оставалось в стороне от изуверств националистов и гитлеровских пособников. Многие литовцы участвовали в антифашистском и партизанском движении. 26 ноября 1942 г. постановлением Государственного комитета обороны СССР был создан Литовский штаб партизанского движения под руководством Антанаса Снечкуса. На территории Литвы к лету 1944 г. действовало не менее 10 000 партизан и участников подпольных организаций. В составе партизанских организаций действовали люди всех национальностей — литовцы, поляки, русские, евреи, белорусы. К концу 1943 г. в Литве действовало 56 групп советских партизан и подпольщиков. После войны численность партизан и подпольщиков, действовавших в годы ВОВ на территории Литвы, была установлена поименно. Известно о 9187 партизанах и подпольщиках, 62% из которых составляли литовцы, 21% — русские, 7,5% — евреи, 3,5% — поляки, 2% -украинцы, 2% — белорусы и 1,5% — люди остальных национальностей. 

В течение 1944-1945 гг. советскими войсками была освобождена от гитлеровских оккупантов территория Литовской ССР. Однако литовские националисты практически сразу же перешли к вооруженной борьбе против возвращения советской власти. В 1944-1947 гг. борьба «Армии свободы Литвы» и других вооруженных формирований, часто объединяемых под названием «литовские лесные братья», носила открытый характер. Литовские националисты стремились добиться международного признания и получали моральную поддержку от США и Великобритании, которые долгое время не хотели признавать возвращение советской власти в Прибалтике. Поэтому литовские националисты пытались представить себя не как партизанское движение, а как регулярную армию. Они сохраняли, пусть и формально, структуру регулярной армии, с воинскими званиями, штабом и даже собственным офицерским училищем, которое впоследствии было захвачено во время операции советских войск. В 1947 г. активные действия советских войск и сил госбезопасности заставили «лесных братьев» перейти от открытого противостояния к партизанской борьбе и терроризму. 

Деятельность «лесных братьев» — тема отдельного и интересного исследования. Достаточно лишь сказать, что вооруженные отряды литовских националистов оперировали на территории республики вплоть до конца 1950-х гг., а в 1960-е гг. имели место отдельные вылазки «лесных братьев». От рук так называемых «патриотов Литвы» за годы развязанного ими антисоветского террора погибло 25 тысяч человек. 23 тысячи из них — этнические литовцы, которых убивали (часто вместе с детьми) за сотрудничество с советской властью, а то и по вымышленным подозрениям в симпатиях к коммунистам. В свою очередь, советским войскам удалось уничтожить до тридцати тысяч участников бандформирований «лесных братьев». В современной Литве «лесные братья» героизированы, им ставят памятники и считают борцами за «независимость» страны от «советской оккупации».

 

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки