,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

26.04.2015

Огненные стадионы

 Наш корреспондент повествует о спортсменах – участниках Великой Отечественной войны

Оглядываюсь в прошлое. Копаюсь в старых, истрёпанных временем блокнотах. Медленно, чтобы не пропустить, листаю страничку за страничкой - ищу нужные мне давние записи. Грядёт 70-летие Великой Победы. Пометки эти, наскоро сделанные, чтобы поспеть за рассказчиком, или более подробные, неспешные - память о спортсменах-фронтовиках, с которыми в разных ситуациях меня свели годы корреспондентской работы. Хочется оживить их, что и делаю, и всплывают передо мной мужественные лица этих замечательных людей. Почти никого из них уже нет на этом свете, но вечная им благодарность, как и всем, кто отстоял на полях грозных сражений нашу свободу.

Огненные стадионыУ кого-то, как поётся в песне, привыкли руки к топорам, а для них было привычным держать в руках мирные спортивные снаряды, бить рекорды, добиваться побед в соревнованиях. Но едва началась война, как многие сменили вёсла, ракетки, боксёрские перчатки на боевое оружие. На долгие четыре года стадионом для них стало огненное поле. «Понятия «оборона» и «атака» приобрели совершенно иной смысл: это не был соперник по беговой, фехтовальной или конькобежной дорожке, на гимнастическом либо борцовском ковре, это был вероломно напавший на родную страну враг, и он должен быть уничтожен». Последнее предложение не случайно заключено в кавычки. На эти слова я натыкаюсь в одном из блокнотов. Принадлежат они Герою Советского Союза генерал-полковнику Глебу Бакланову, бывшему командующему 34-м гвардейским стрелковым корпусом. На Параде Победы Глеб Владимирович возглавил сводный полк 1-го Украинского фронта.

Памятная встреча с боевым генералом помечена апрелем 1975 года, а поводом послужило приближающееся 30-летие Победы. Перед войной один из лучших в стране гимнастов Глеб Владимирович Бакланов возглавлял Всесоюзную федерацию этого вида, был членом Олимпийского комитета, а ранее, занимая должность начальника управления физической подготовки и спорта Сухопутных войск, активно участвовал в организации спортивной жизни страны, содействовал продвижению СССР в олимпийском движении, побывав с этой миссией на Играх XIV Олимпиады в Лондоне.

О себе генерал Бакланов рассказывал скупо, зато не раз подчёркивал, что на фронте самые рискованные и ответственные боевые задания он поручал спортсменам, особенно это касалось разведчиков. И обосновывал это так: у человека, занимающегося спортом, помимо обычных качеств, силы, выносливости, прекрасно развиты скорость принятия единственно верного в непредвиденной ситуации решения, быстрота реакции на мгновенно меняющуюся обстановку.

- А главное - всё это они способны быстро претворять в активные действия, - заметил Глеб Владимирович и привёл несколько примеров. Я записал один, поскольку он касался известного в прошлом боксёра, неоднократного чемпиона страны Льва Темуряна.

Однажды случилось так, что они вдвоём в одном из населённых пунктов неожиданно столкнулись лицом к лицу с фашистским офицером. Тот уже направил на них автомат. Всё решали доли секунды, и ничтожных мгновений Темуряну оказалось достаточно, чтобы сблизиться с гитлеровцем, отбить в сторону его готовое выстрелить оружие и мощным ударом в челюсть нокаутировать противника. Темурян потом с улыбкой говорил, что это был девятнадцатый нокаут в его боксёрской карьере, но те 18 случались на ринге, а здесь был совершенно иной поединок.

Огненные стадионы- Как вы думаете, что было бы, находись рядом не Темурян, а другой солдат, не спортсмен? - хорошо помню обращённый ко мне вопрос Бакланова и его ответ: «Да вряд ли бы мы с вами сейчас так мирно беседовали...»

Я закрыл блокнот с этой записью и принялся лихорадочно искать другую. Слава богу, нашёл! Пометка: «Г.Н. Звягинцев, зас. тр. СССР». А рассказ о том, как Георгий Звягинцев вместе с ещё двумя бойцами выполнял важное задание: для успеха задуманной операции на их участке фронта необходимо было срочно взять «языка».

«Была поздняя осень, дожди, грязь непролазная, - читаю подробно записанные воспоминания Звягинцева. - Под прикрытием темноты доползли до окраины какой-то деревушки, занятой гитлеровцами. Вдруг я замечаю на околице здоровенного фашиста, как мы говорим, косая сажень в плечах. Подумал: если вдруг он борьбой занимался, как я, то определённо тяжёлого веса, а я выше полулёгкого никогда не поднимался».

Что было дальше? Улучив момент, Георгий рванулся к немцу и, не дав опомниться, приёмом, которым он не раз на турнирах борцов-классиков припечатывал конкурентов лопатками к ковру, сбил его с ног. Пока пришедшие на помощь товарищи связывали фашиста, объявился ещё один, он сзади навалился на Звягинцева, стал его душить. Контрприёмом из самбо Георгий освободился от захвата, перевернул немца и так вмял в грязь, что у того затрещали кости.

«Втроём еле дотащили их до наших, - читаю дальше. - Чересчур грузные были, черти. Когда стали допрашивать, выяснилось, что я не ошибся: оба действительно увлекались борьбой перед войной. Нам бы с ними в мирное время посостязаться, не мне, конечно, а Толе Парфёнову, он у нас в тяжёлом весе выступал».

Звягинцев вспомнил Анатолия Парфёнова, могучего, как Александр Карелин или Иван Ярыгин, русского богатыря, своего давнего товарища по спорту. Парфёнов за форсирование Днепра удостоился ордена Ленина, отличился он и во время Висло-Одерской операции. Его танк Т-34 при наступлении на Варшаву под городом Калиш, рискуя, первым проскочил по минному полю, проложив дорогу нашей боевой технике. Тот подвиг был отмечен орденом Красного Знамени. Кто мог тогда предположить, что через 11 лет в Мельбурне Анатолий Иванович совершит ещё один подвиг, но спортивный - станет олимпийским чемпионом! И это с раненной на фронте рукой, которая не сгибалась.

Боевой путь Георгия Николаевича пролегал от реки Березина, через Сталинград, Курскую дугу, Донбасс до Вены, где он закончил войну кавалером двенадцати боевых наград. На ковёр в родной армейский клуб Звягинцев вернулся уже не действующим борцом (помешали несколько тяжёлых ранений, два осколка из груди так и не были извлечены), а тренером, и сколько же он воспитал замечательных учеников, которые гордо защищали честь страны на всех международных турнирах. Возвращаясь к фронтовым годам, нахожу ещё один пример из его биографии.

«Помню бой за одно село в Белоруссии. С высотки за ним прекрасно просматривалась вся местность вокруг. Там решено было развернуть командный пункт перед готовящимся наступлением. Но сначала надо было выбить оттуда врага. Перебежками заняли позицию для атаки в какой-то ложбинке. Решили, как только стрельба стихнет, броском, быстро, не дав опомниться, ворвёмся в их окопы. Дальше, как мы говорим в спорте, дело техники. Ребята в батальоне подобрались крепкие, в рукопашном бою одолели фашистов, приказ выполнили».

И сколько ещё известных спортсменов довоенной поры, проявив мужество и отвагу, не щадя себя, с честью выполняли боевой приказ Родины: «Только вперёд, ни шагу назад!» Приближали они тем самым радостный День Победы. Уже на шестой день Великой Отечественной войны принял бой известный гребец Юрий Исаев, в двадцать один он командовал ротой. Через два плена, два побега пролегли его фронтовые дороги. В память о тех днях стихи Юрия Михайловича, который после войны был старшим тренером сборной команды страны:

Я помню бой - зимой в болоте,
По пояс в ледяной воде.
Нас меньше взвода было в роте,
Но враг не смог пройти нигде!

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки