,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

27.10.2017

США до самого последнего момента ждали, что японцы атакуют русских

В Вашингтоне были убеждены, что, если Япония и начнёт войну, то не против Соединенных Штатов. Ничто не могло поколебать американское руководство: нападение Японии на Россию абсолютно гарантировано. Отсюда и загадка «Дня позора, 7 декабря 1941 года. Просчёт американцев и британцев был в том, что они недооценили японцев, их аналитические способности. Японцы видели, что их хотят использовать, и что Москва на Дальнем Востоке готова к отпору, а Британия и США с союзниками не смогут на начальном этапе организовать сильный отпор, чем можно воспользоваться для захвата ряда территории, а затем на этой основе уже можно будет торговаться насчёт будущего мира.

18 октября 1941 года в Японии было официально объявлено о создании правительства Тодзио. Напутствие императора было беспрецедентным: Тодзио было сказано, что новое правительство не связано никакими предшествующими решениями. Приход Тодзио к власти означал, что Япония готова к войне.

16 октября 1941 года на первой полосе «Нью-Йорк таймс появилось сообщение из Токио о публичном выступлении начальника японской морской разведки капитана Хидео Хирада. США и Япония, говорил он, «подошли к тому пункту, когда их дороги разойдутся… Америка, чувствующая себя неуверенной в нынешней обстановке, проводит громадное расширение флота. Однако Америка не может вести одновременно операции в Атлантическом и Тихом океанах. Императорский флот готов к худшему и завершил всю необходимую подготовку. Больше того, императорский флот горит желанием действовать, если это окажется необходимым».

Однако в Вашингтоне по-прежнему были убеждены, что если Япония и начнёт войну, то не против Соединенных Штатов. Под это убеждение подгоняли все поступающие факты и известия. Так, Рузвельт сообщая Черчиллю о последствиях прихода к власти в Японии нового правительства, отметил, что положение с японцами определённо ухудшилось, «и я думаю, что они направляются на север, однако ввиду этого вам и мне обеспечена двухмесячная передышка на Дальнем Востоке».

В том же духе была директива Старка, направленная командующему Тихоокеанским флотом Киммелю 16 октября: «Отставка японского кабинета создала серьёзную обстановку. Если будет сформировано новое правительство, оно, по-видимому, будет крайне националистическим и антиамериканским. Если у власти останется кабинет Коноэ, он будет действовать, имея другой мандат, не предусматривающий сближение с США. В любом случае наиболее возможна война между Японией и Россией. Поскольку в Японии считают США и Англию ответственными за её нынешнее отчаянное положение, есть вероятность того, что Япония может напасть и на эти две державы». Таким образом, в США, как и раньше, считали, что наиболее возможна война новая русско-японская война. Хотя и осознавали, что в японском руководстве возобладала кране националистическая и антиамериканская партия, то есть вероятность атаки и на Англию, и Соединенные Штаты.

Британцы придерживались схожей позиции. В Лондоне также считали, что Япония в ближайшее время атакует Россию. Однако, рассматривая эту перспективу с точки зрения интересов Британии, в Лондоне считали неразумным допустить, чтобы державы «оси» били своих противников по отдельности. Английское правительство хотело знать, что сделают США, когда Япония атакует Советский Союз. Американские расчёты строились на том, что правительство формирует генерал Хидэки Тодзио. Он был тесно связан с Квантунской армией, готовившейся воевать с русскими, и рассматривался в Вашингтоне как сторонник дальнейшего сближения с Германией. Схожих взглядов придерживались и в Лондоне. Руководство британской разведки на Дальнем Востоке докладывало: «Новый премьер настроен всецело прогермански. Считается, что японцы бросятся на Владивосток и Приморье, как только предстанет неизбежным распад советского сопротивления… Пока русские сильнее в Сибири, несмотря на возможные изъятия войск оттуда, но Приморье и Владивосток могут быть, без всякого сомнения, захвачены японцами». Ничто не могло поколебать американское руководство — нападение Японии на Россию абсолютно гарантировано.

Отсюда и загадка «Дня позора» — 7 декабря 1941 года. Просчёт американцев и британцев был в том, что они недооценили японцев (как «низшую расу»), их аналитические способности. Как Тодзио, так и новый министр иностранных дел Сигэнори Того (бывший посол в Москве), отлично понимали военно-экономическую мощь Советского Союза. Японское руководство решило, что агрессия на юг будет легче. Силы Британии связаны войной в Европе, внимание Соединенных Штатов также направлено на обстановку на Европейском театре, что облегчало действия японских вооруженных сил на первом этапе. Так в итоге и произошло.

Групповой снимок командования Объединенного флота (основных сил дальнего радиуса действий императорского флота Японии), сделанный во время последнего совещания перед нападением на Перл-Харбор. В середине первого ряда сидит главнокомандующий флота адмирал Исороку Ямомото

Групповая фотография экипажей японских торпедоносев Накадзима B5N («Кейт») на палубе авианосца «Кага» за день до налета на Перл-Харбор

Японские истребители A6M «Зеро» перед вылетом на атаку американской базы в Перл-Харборе на палубе авианосца «Акаги». Фотография сделана за несколько минут до вылета

Высшее военно-политическое руководство США и Японии приняли важнейшие решения в один день — 5 ноября 1941 года. В Вашингтоне понимали, что решительные шаги Японии не за горами. Нужно было заранее определить свою линию поведения. 5 ноября командование вооруженных сил США представило президенту развернутые рекомендации. Высшие военные деятели вновь указывали, что главный противник — это Германия, а в войне с Японией следует придерживаться стратегической обороны, так как стратегическое наступление на Тихом океане поглотит огромные ресурсы, необходимые для действий в Европе. Схватки с Японией следует избегать до тех пор, пока США не накопят достаточных военных сил на Тихом океане.

Если же Япония в ближайшее время станет на путь вооруженной агрессии, тогда военные действия против Японии следует предпринять при одном или нескольких сценариях: 1) агрессия Японии против территории или подмандатной территории США, Британского Содружества или Голландской Индии; 2) продвижение японцев в Таиланд, к западу от 100 восточной долготы, или южнее 10 северной широты, или вторжение в Португальский Тимор, Новую Каледонию или острова Товарищества; 3) если войны с Японией не избежать, то следует придерживаться оборонительной стратегии с целью удержания территорий и ослабления японской военно-экономической мощи; 4) учитывая глобальную стратегию, японское продвижение против Куньмина, в Таиланде, или «нападение на Россию не оправдывает вмешательства Соединенных Штатов против Японии». Исходя из всего этого американские военные считали, что отношения с Японией не нужно вести к разрыву. Рекомендовалось никаких ультиматумов Токио не предъявлять, чтобы не злить японцев. Ф. Рузвельт согласился с этими выводами.

В то время как в США строили планы в ожидании нападения на других и заранее решили не помогать СССР, в Японии уже делали точные расчёты удара на юг и по США. Координационный комитет почти не прерывал заседаний. 23 октября согласились, что иного пути, кроме войны, нет. Однако военный потенциал США в 7-8 раз выше японского. Поэтому «нет никакой возможности полностью возобладать над США в случае войны с ними» (то есть и японцы разумно оценивали свой потенциал). Вывод: необходимо провести скоротечную кампанию с ограниченными целями. 5 ноября в Токио состоялось решающее заседание Тайного совета у императора. Участники решили, что переговоры с американцами следует пока продолжить и вручить Вашингтону два варианта предложений Токио, условно названных план А и план Б. Если до 25 ноября американское правительство не примет одного из этих планов, тогда война.

План А предусматривал: Японская империя соглашается с принципом отказа от дискриминации в международной торговле на Тихом океане и в Китае, если этот принцип будет признан и в остальном мире; что касается Тройственного пакта, то японцы готовы не расширять сферу «самообороны» и желают избежать распространения европейской войны на Тихий океане; после заключения мира между Японией и Китаем японские войска останутся на 25 лет в Северном Китае, на границе МНР и на острове Хайнань. Если США отвергнут план А, тогда планировали вручить план Б, носивший характер модус вивенди (временное соглашение, когда при существующих условиях невозможно достичь полной договорённости). Япония обязывалась воздержаться от дальнейшей экспансии в обмен на ослабление американских ограничений на торговлю с ней.

Японское правительство согласилось с намеченным военными ориентировочным днем начала войны — 8 декабря (по токийскому времени). Началось развертывание вооруженных сил в предвидении войны с США, Англией и Голландией, чтобы быть готовым начать войну. Развертывание вооруженных сил и дипломатические переговоры теперь шли параллельно. Ключевой фигурой в переговорах с США стал адмирал Номура. Когда сменилось правительство Коноэ, Номура попросил отставку. Он объяснил, что не верит в возможность достижения соглашения и не желает продолжать «это лицемерное существование, обманывая других людей». Из Токио сообщили: новое правительство искренне желает урегулировать отношения с Америкой. Номура остался на своем посту. Ему прислали помощника — Курусу, — старый друг Номура, в прошлом японский посол в Берлине, подписавший Тройственный пакт. Японские послы продолжили переговоры, не ведая о подлинных замыслах своего правительства. Номура и Курусу искренне надеялись найти взаимопонимание с американцами.

Американская разведка перехватывала и расшифровывала всю переписку Токио с японским посольством в Вашингтоне. Поэтому Рузвельт и Хэлл знали содержание двух планов и предельный срок ведения переговоров с США — 25 ноября. В этот день японский флот выходил для атаки Гавайев. Но, видимо, в Белом доме не знали, почему в Токио связывают успех или неуспех переговоров с точно указанным днем.

Японские истребители A6M2 «Зеро» из состава второй волны авиаудара по американской базе Перл-Харбор взлетают с палубы авианосца «Акаги»

Тонущий линкор «Калифорния» в Перл-Харборе 7 декабря 1941 года после попадания двух торпед и двух бомб

7 ноября Номура вручил план А. 10 ноября японского посла принял президент. При встрече с японским послом Рузвельт ограничился лекцией о прелестях мира, необходимости способствовать процветанию человечества и пр. общие слова. Понятно, что японцы не могли быть удовлетворены таким ответом. Министр Того был разъярён и телеграфировал Номура, что дату 25 ноября «абсолютно нельзя изменить». Телеграмма была дешифрована и доложена Рузвельту и Хэллу.15 ноября Хэлл сообщил Номура, что японские предложения относительно международной торговли и Тройственного пакта неприемлемы. План А отвергался.

Тем временем напряжение в Японии нарастало. 17 ноября открылась 77-я чрезвычайная сессия японского парламента. В нижней палате от имени Лиги содействия трону взял слово депутат Тосио Симада. Он заклинал правительство «перестать пастись у дороги», ибо «нацию сжигает пожар». США и Англия не перестают издеваться над Японией, но, напомнил Симада, даже над Буддой нельзя смеяться больше трёх раз, вообще два раза — максимум для святого. Он сказал: «Раковая опухоль на Тихом океане гнездится в умах высокомерных американских лидеров, которые стремятся к мировому господству». Японский политик сообщил, что для борьбы с раком нужен «большой нож». Он внёс резолюцию, в которой говорилось: «Совершенно очевидно, что основная причина нынешнего конфликта держав «оси» с английским, американским и советским народами — ненасытное стремление Соединенных Штатов к мировому господству…». В этом Симада был абсолютно прав.

17 ноября Курусу прилетел в Вашингтон и вместе с Номура встретился с американским президентом и государственным секретарем. Новые переговоры, которые шли три дня, не привели к положительному результату. Рузвельт снова ставил вопрос о выводе японских войск из Китая. Это было абсолютно неприемлемо для Японии, так как уничтожало все их политические и военные успехи за длительный период времени. Также Рузвельт как обычно читал возвышенные проповеди, которые прикрывали хищнические интересы Соединенных Штатов. Становилось ясно, что две державы не достигнут понимания.

20 ноября Номура и Курусу вручили Хэллу несколько смягчённый план Б: оба правительства обязуются не продвигать своих сил в любые районы Юго-Восточной Азии и южной части Тихого океана, за исключением Индокитая, где уже находятся японские войска; Япония и США будут сотрудничать в целях получения необходимого сырья из Голландской Индии; Япония и США обязываются восстановить торговые отношения, а США будут поставлять Японии необходимое количество нефти; США обязываются воздерживаться от принятия таких мер, которые помешают установлению мира между Японией и Китаем. В Токио надеялись, что США пойдут на модус вивенди. Хэлл пообещал послам «благожелательно рассмотреть» японские предложения. Это обнадежило Того, и он добился от Токио небольшой отсрочки, до 29 ноября. Об этом немедленно стало известно в Вашингтоне.

От американского ответа зависело быть или не быть войне на Тихом океане. Если Вашингтон стремился к тому, чтобы оттянуть войну с Японией, то США должны были пойти на модус вивенди. Военные считали разумной такую позицию — оттянуть начало войны, чтобы можно было решить главную задачу в Европе. 22 ноября государственный департамент подготовил американский проект модус вивенди сроком на 90 дней. Его отличие от японского плана Б заключалось главным образом в том, что американцы требовали немедленного вывода японских войск из Южного Индокитая, а в северной части должно было остаться не более 25 тыс. японских солдат. Остальные американские условия в целом совпадали с японскими.

25 ноября состоялось совещание Хэлла, Стимсона и Нокса. Участники согласились, что необходимо передать Японии американские предложения. Затем все трое прибыли в Белый дом, где с участием Маршалла и Старка состоялось новое совещание у президента. О нём сведений практически нет. Только запись в дневнике военного министра Генри Стимсона: «… на нас, по-видимому, будет совершено нападение, быть может, не позднее следующего понедельника (30 ноября), ибо японцы, как известно, атакуют без предупреждения. Что нам делать? Проблема сводится к тому, как нам сманеврировать, чтобы Япония сделала первый выстрел, и в то же время не допустить большой опасности для нас самих. Это трудная задача». На совещании говорилось, что Япония может пойти в сторону Южных морей, однако американские владения не подвергнуться нападению. Тем не менее решили передать японским послам американские предложения по модус вивенди. Военные были удовлетворены таким решением. Они получали временную фору для подготовки на Тихом океане. С таким впечатлением американские силовики, оба министра — Стимсон и Нокс и главкомы армии и флота — Маршалл и Старк ушли из Белого дома.

Взрыв боезапаса на эсминце «Шоу» (USS Shaw) во время атаки Перл-Харбора. Взрыв произошел в 9.30 в результате пожара, вызванного попаданием трех японских авиабомб. Эсминец был сильно поврежден, но позже его отремонтировали и снова ввели в строй

Однако на следующий день после совещания с военными президент и государственный секретарь приняли решение, которое было противоположно согласованному ранее с военными руководителями. Поступили разведывательные данные о движении японских судов южнее Формозы (Тайваня), которые следовали, видимо, к Индокитаю. Это разозлило Рузвельта: японцы ведут переговоры о полном перемирии и тут же направляют экспедицию в Индокитай. Президент решил проучить японцев. Он вызвал Хэлла и дал указание взять твердый тон на переговорах. Проект модус вивенди был отброшен. Госдепартамент подготовил т. н. «программу десяти пунктов». Американцы предлагали Японии заключить многосторонний пакт о ненападении на Дальнем Востоке; подписать коллективный договор о целостности Индокитая; вывести все войска из Китая; оба правительства вступят в переговоры по торговому договору и т. д.

В результате США предлагали Японии восстановить по своей доброй воле положение, которое существовало до сентября 1931 года, то есть до начала японских захватов в Китае. Отказаться от всех захватов и приобретений в Китае, что для Токио было главным условием возможного соглашения с США. А завоевание Маньчжурии и других областей Китая стоили Японии немалой крови и пота. Маньчжурия стала второй военно-промышленной базой Японской империи. Её потеря означала экономическую катастрофу для империи.

Вечером 26 ноября Хэлл вручил документ Номура и Курусу. Фактически это был ультиматум. Однако при этом американцы оставляли японцам «окно возможностей» — Вашингтон не предлагал Японии немедленно убраться из Китая под замаскированной угрозой войны или жестких экономических санкций. Американцы показывали Японии, что влечёт для неё агрессия в южном направлении, но не закрывали двери для компромисса, если Токио одумается и откажется от затеи движения на юг. То есть надежда на то, что Япония атакует Россию, ещё была. Военно-морская разведка США, например, докладывала правительству 1 декабря: «Отношения между Японией и Россией остаются напряженными. 25 ноября Япония вместе с Германией и другими державами «оси» продлила на пять лет «антикоминтерновский пакт». Программа Хэлла должна была не спровоцировать Японию на войну против США, а, наоборот, отбить у неё желание двигаться в сторону Южных морей. Японии показывали, что туда путь закрыт и повлечёт войну.

Японские государственные деятели оказались людьми более прямыми, они не постигли такое изощрённое хитроумие американской дипломатии. Депеша Номура с текстом ответа Хэлла пришла во время заседания Координационного комитета. Тодзио прочитал документ. Молчание прервал чей-то возглас: «Это ультиматум!» Американский ответ положил конец последним колебаниям в Токио. События стали «развиваться автоматически».

Таким образом, хозяева Вашингтона до самого последнего момента пытались побудить Токио направить агрессию на север — против Советского Союза. Как отмечал исследователь Н. Яковлев: «Факты неоспоримо говорят о том, что американский ответ, или ультиматум, от 26 ноября и был «большой дубиной», при помощи которой США иной раз добивались своих целей. На исходе 1941 года хотели толкнуть Японию против Советского Союза, а самим остаться в стороне. Если не принять этого тезиса, следует согласиться либо с политическими спекулянтами в США, которые обвиняют Ф. Рузвельта в том, что он умышленно подставил Тихоокеанский флот как приманку для Японии, чтобы получить повод и вовлечь американский народ в войну, либо заподозрить эпидемию массового безумия в Вашингтоне: зная о подступавшей войне, там не приняли никаких мер предосторожности. Но руководители внешней политики Соединенных Штатов пребывали в здравом уме и твердой памяти».

В Вашингтоне твердо считали, что нападение Японии на Россию последует тогда, когда военное положение Советского Союза резко ухудшится. В конце ноября 1941 года наступил идеальный момент (первый был летом 1941 года), по мнению американских руководителей, для удара по СССР. Немецкие и финские войска осаждали Ленинград, вермахт прорвался на ближние подступы к Москве, на юге вышел к Дону, а из Японии шли сообщения о громадном усилении Квантунской армии, нацеленной на советский Дальний Восток. Дислокация японской армии и воздушных сил показывала подготовку Японии к войне с СССР. Из 51 дивизии, которыми располагала Японская империя в ноябре 1941 года, 21 дивизия находилась в Китае, 13 — в Маньчжурии, 7 дивизий — в метрополии, и только 11 дивизий можно было использовать в других районах. Из 5 воздушных флотов 3 находились на материке и на Японских островах и лишь 2 были свободны. Трудно было представить, что Япония начнет войну против США и Англии, против которых можно бросить (как в действительности и произошло) только 11 дивизий, то есть около 20% японской армии.

Спецслужбы и данные дешифровки доносили, что японские вооруженные силы готовятся к войне во всех районах. То есть Япония могла атаковать любого из противников — СССР, США и Англию. Однако, вероятность того, что Япония атакует в первую очередь Россию, была самой высокой. Япония была ближе всего от России, что позволяло использовать как стратегический плацдарм и базу саму Японию, так и Маньчжурию. У японцев уже стояла боеготовая армия в Маньчжурии. Япония держала большую часть флота в метрополии. Поэтому действия против России можно было предпринять с максимальной быстротой. В конце ноября — начале декабря 1941 года командование американского флота считало, что основные японские авианосцы находятся в водах японской метрополии, и было спокойно. Американцы считали, что японцы вот-вот ударят по русским.

Таким образом, хозяева США до последнего момента подталкивали Японию на север и ждали, что японцы атакуют русских. Благо момент был самым благоприятным — русские истекали кровью, сдерживая врага и стен Ленинграда и Москвы. Просчёт американцев был в том, что они недооценили японцев. Японское военно-политическое руководство осознало, что ими хотят проложить дорогу к победе США. Уничтожить Россию с помощью немцев и японцев. Использовать японцев как «пушечное мясо». Японцы хорошо знали силу русских, и не желали, чтобы их использовали в своей игре американцы. Раскусив игру хитроумного и коварного врага, они поступили по-своему. 7 декабря 1941 года атаковали Пёрл-Харбор, надеясь стремительной атакой на время выключить врага, захватить необходимые Японской империи территории и затем уже договориться. Япония преподнесла хороший урок зарвавшимся хозяевам США, которые думали что у них всё под контролем.

 

Американские линкоры после японской атаки Перл-Харбора. На переднем плане — перевернувшийся из-за попадания девяти японских торпед линкор «Оклахома» (USS Oklahoma (BB-37), за ним «Мэриленд» (USS Maryland (BB-46), который был пришвартован рядом с «Оклахомой», справа горит «Вест Виргиния» (USS West Virginia (BB-48). Источник фотографий: http://waralbum.ru/

Источники:

Зубок Л. И., Н. Н. Яковлев. Новейшая история США (1917 — 1968). — М.: Просвещение, 1972.
История войны на Тихом океане (в пяти томах). — М.: Издательство Иностранной литературы, 1957, 1958.
История второй мировой войны 1939-1945 гг. (в 12 томах). — М.: Воениздат, 1973-1982.
Кремлёв С. Россия и Япония: стравить! — М.: Яуза, 2005.
Лан В. США в военные и послевоенные годы. — М. Наука, 1978.
Лан В. США: от первой до второй мировой войны. — М.: Наука, 1976.
Уткин А. Русско-японская война. В начале всех бед. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2005.
Яковлев Н. Н. 3 сентября 1945. — М.: Эксмо, 2003.
Яковлев Н. Франклин Рузвельт. Человек и политик. — М.: Международные отношения, 1969.
Автор: Самсонов Александр
    Добавить комментарий
    Введите код с картинки