,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

05.06.2016

Тайны комбата Победы стали доступны историкам

 Автору этих строк, пожалуй, одному из немногих исследователей, довелось в свое время держать в руках подлинное личное дело Героя Советского Союза Степана Андреевича Неустроева, хранившееся в одном из закрытых архивов под грифом «Секретно». Благодаря этому выяснились замысловатые подробности, не вошедшие в официальную биографию легендарного комбата Победы. Оказалось, ему пришлось трижды снимать погоны, работать слесарем на заводе, служить в администрации лагерей военнопленных и в частях внутренних войск по охране важных оборонных объектов, на которых «ковался ядерный щит страны»…

«ДЕЙСТВОВАЛ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ХРАБРО…»

«Капитан Неустроев при взятии Рейхстага действовал исключительно храбро, решительно, проявил воинскую доблесть и геройство. Его батальон первым ворвался в здание, закрепился в нем и в течение суток удерживал его… Под руководством капитана Неустроева был водружен над рейхстагом красный флаг…» – это строки из подлинного наградного листа Степана Неустроева о представлении его к званию Героя Советского Союза, датированного 6 мая 1945 года. Но Золотую Звезду комбат получит только спустя год – по Указу ПВС СССР от 8 мая 1946 года. Причина задержки довольно ординарная – долго разбирались, подразделения какой же дивизии первыми ворвались в Рейхстаг и водрузили над ним свой штурмовой флаг. Ведь подобных красных полотнищ с натрафареченными белой краской звездой, серпом и молотом было подготовлено не менее девяти…

В конце войны «батяне»-комбату шел всего лишь 23-й год. Но выглядел он браво, несмотря на то что невысок ростом, рябоват и, в общем-то, никак не подходил под стандарты былинного красавца-богатыря. Однако жилист, крепок, и не только телом, но и духом. Правда, имел весьма ершистый, прямолинейный характер, нередко правду-матку резал, невзирая на чины и звания, что начальству не всегда нравилось, а самому правдолюбу изрядно портило жизнь.

…Военная служба у 19-летнего Степана, токаря треста «Березовзолото», началась в июне 1941-го, когда он поступил в Черкасское военное пехотное училище, только что передислоцированное с Украины в Свердловск. Курс обучения – ускоренный. Через полгода Неустроев – лейтенант и командир взвода пешей разведки стрелкового полка под Москвой. И с ходу – в пекло. Вот как необстрелянный офицер запомнил свою первую атаку: «Я из этого боя помню одно: бежал вперед почти в сплошном дыму разрывов… Справа и слева от меня падали люди... В том первом бою я мало что понял…».

Не заставило себя ждать и первое ранение – зазубренный осколок перебил два ребра и застрял в печени. При выписке из госпиталя ошарашили: «К строевой годен. Но для разведки не подходит»…

В 1944-м Неустроев в погонах капитана оказывается в 756-м стрелковом полку той самой 150-й Идрицкой дивизии, чей номер будет навеки запечатлен на Знамени Победы. В составе этого соединения дошел до Берлина. К тому времени грудь лихого комбата, как говаривали фронтовики, украшал целый иконостас – шесть боевых наград: ордена – Александра Невского, Красной Звезды, Отечественной войны I и II степеней и две медали – «За отвагу» и «За взятие Варшавы». Что касается боевых ранений, то их у бесстрашного офицера было пять, лишь на одно меньше, чем наград…

30 апреля 1945 года бойцы батальона капитана Неустроева первыми ворвались в Рейхстаг, и спустя некоторое время водрузили красное победное полотнище на фронтоне (заметим, не на куполе), накрепко привязав древко ремнями к одной из скульптурных композиций. Именно этому штурмовому флагу и суждено было стать Знаменем Победы.

В последующем Неустроев продолжил службу в Группе Советских оккупационных войск в Германии (ГСОВГ), которая была создана с 9 на 10 июня 1945 года на базе 1-го Украинского фронта, в прежней должности комбата.

ЗНАМЕНИ ПОБЕДЫ НА ПАРАДЕ ПОБЕДЫ НЕ БЫЛО

Первый командующий ГСОВГ маршал Георгий Жуков, назначенный принимать Парад Победы на Красной площади, вышел с инициативой доставить из Берлина штурмовой флаг в Москву. На красном полотнище дополнительно сделали сокращенную надпись: «150 стр. ордена Кутузова II ст. Идрицк. див. 79 С.К. 3 У.А. 1 Б.Ф.». Сопровождали стяг на специально выделенном самолете Степан Неустроев и еще четверо его боевых товарищей. Символично, что на Тушинском аэродроме Знамя Победы встречал почетный караул под командованием капитана Валентина Варенникова, тоже участника штурма Берлина, будущего генерала армии и Героя Советского Союза.

Открываться грандиозный парад на Красной площади планировалось прохождением расчета со Знаменем Победы. Но знаменосец Неустроев и его ассистенты, на полях сражений не научившиеся четко печатать шаг, на репетиции не впечатлили Жукова, и он решил Знамя на Красную Площадь не выносить. «Как в атаку идти, так Неустроев первый, а вот на парад – не гожусь», – с грустной иронией вспоминал позже бывший комбат мелькнувшую тогда в его голове мысль.

В августе 1946-го Неустроев, накануне получивший майорские погоны, собрался поступать в Военную академию им. М.В. Фрунзе. Но медкомиссия «забраковала» его по состоянию здоровья, причина – пять ранений и легкая хромота. Тогда Степан Андреевич в сердцах пишет рапорт на увольнение и едет домой на Урал.

И все же много лет спустя мечта Степана Андреевича пройти по Красной площади со Знаменем Победы сбылась: 9 мая 1985 года на военном параде, посвященном 30-летию разгрома фашистской Германии, он торжественно промаршировал рядом с воинской святыней в качестве ассистента с саблей наголо.

На службе в «местах не столь отдаленных…»

После короткого отдыха Неустроев решил искать работу. Но единственная специальность токаря несколько подзабыта. А тут бывшие фронтовики, устроившиеся на службу в лагеря для немецких военнопленных, разбросанные по Уралу, зовут к себе: мол, и выслуга идет, и паек, да и оклады по тем временам неплохие. Неустроев скрепя сердце (наверное, не хотелось вновь лицезреть «этих фрицев») соглашается и, видимо, считает это продолжением борьбы с фашизмом.

В его послужном списке появляются новые, непривычные для боевого офицера, наименования должностей: начальник лаготделения Управления лагеря для военнопленных № 200 (Алапаевск), затем начальник отделения КЭО лагеря для военнопленных № 531 (управление в Свердловске).

Немецкие военнопленные возводят цеха новых заводов, строят жилые дома для рабочих, прокладывают дороги и коммуникации. Глядя на этих жалких в поношенном обмундировании вояк, фронтовик наверняка вспоминал, каким потом и кровью приходилось ему со своим батальоном брать каждый рубеж противника, каждый гитлеровский укрепрайон, а сколько при этом он потерял боевых товарищей. Не говоря уж о Рейхстаге, который с безысходностью загнанного зверя отчаянно обороняли отборные эсэсовские подразделения.

К концу 1949-го, в связи с массовой репатриацией военнопленных в Германию, лагеря один за другим упраздняются. Неустроева переводят на службу в систему исправительно-трудовых учреждений. В послужном списке очередные должности: комендант Первоуральской ИТК № 6, начальник КВЧ (культурно-воспитательная часть) Ревдинской ИТК № 7, инструктор боевой подготовки штаба охраны УИТЛК УМВД Свердловской области…

Работать в зонах, где сидят «свои» преступники, для боевого офицера морально было гораздо сложнее, чем с немцами. Там за «колючкой» находились враги, а здесь – как-никак наши…

1953 год. Смерть Сталина. Система ИТУ первой почувствовала намечавшиеся в стране перемены – начались пересмотры дел осужденных и освобождения по амнистии. В мае того же года Неустроев во второй раз снимает погоны, его увольняют по сокращению штатов.

НА СТРАЖЕ ЯДЕРНЫХ ОБЪЕКТОВ

Вновь Неустроев без работы, а до пенсии еще далеко. На сей раз в Свердловске устраивается простым слесарем на местный машиностроительный завод Минхимпрома. Среди напарников немало фронтовиков, осваивается быстро, получает пятый разряд. В 1957-м цех досрочно выполняет план. Степана Андреевича и еще нескольких передовиков премировали бесплатными путевками в санаторий в Ялту. На обратном пути остановился в Москве, навестил старых фронтовых друзей. И тут судьба делает еще один крутой вираж.

Кто-то из однополчан позвонил бывшему командиру 79-го стрелкового корпуса, в состав которого входила 150-я дивизия, Семену Никифоровичу Переверткину и сообщил, что у них гостит тот самый комбат, что брал Рейхстаг. Переверткин, к тому времени генерал-полковник и первый заместитель «гражданского» министра внутренних дел СССР Николая Павловича Дудорова, тут же выслал машину с приказом немедленно доставить к нему героя. Встреча закончилась тем, что генерал уговорил Неустроева вернуться на военную службу, но, правда, во внутренние войска. «Из Москвы, – вспоминал Степан Андреевич, – я приехал в Свердловск уже военным».

Части внутренних войск, в которых продолжил военную службу Неустроев, охраняли важные оборонные предприятия, на которых, как говаривали тогда, ковался «ракетно-ядерный щит» Родины. Раньше это были сверхсекретные города, как пелось в одной популярной песне, «у которых названия нет», а только тайный код – Свердловск-44 и Свердловск-45. Такие города не были обозначены на географических картах: вокруг них по всему периметру колючая проволока, тщательная контрольно-пропускная система, строгий режим сохранения государственной тайны для всех жителей. Ныне эти города, хоть и охраняются по-прежнему, однако рассекречены и даже имеют свои интернет-сайты. Первый – Новоуральск, в котором производились ядерные боеприпасы, второй – Лесной – здесь вырабатывался высокообогащенный уран.

Служба чрезвычайно ответственная. Поэтому на первом плане – самая высокая бдительность, строжайшая секретность, жесточайший пропускной режим, что и требовал от часовых дежурный комендант охраняемого объекта с Золотой Звездой Героя. Слушались его и солдаты и офицеры, как Бога, – беспрекословно: ведь он брал Рейхстаг! И этим все сказано.

В 1959-м Неустроев идет на повышение – заместителем командира 31-го отряда внутренней охраны (по-военному, стало быть, замкомандира полка) в закрытом Новоуральске и получает звание подполковника. А в марте 1962-го в третий раз снимает погоны – на сей раз увольняется в отставку по болезни с правом ношения военной формы одежды.

Степан Андреевич с семьей по совету врачей перебирается на жительство в Краснодар, садится за собственные мемуары, в которых намеревается рассказать всю правду о том, как брали Берлин, штурмовали «логово фашистского зверя» – Рейхстаг. И здесь же в местном книжном издательстве его воспоминания «Русский солдат: На пути к Рейхстагу» выдерживают несколько переизданий. В 1975-м, к 30-летию победы, Неустроеву, как участнику Великой Отечественной войны и Герою Советского Союза, присваивают воинское звание «полковник».

В 1980-е, опять же по совету врачей, Неустроев перебирается на жительство в Крым – в Севастополь. И здесь его постигает страшная трагедия: в 1988-м его сын Юрий, майор-ракетчик войск ПВО вместе с женой и шестилетним сынишкой погибают в автокатастрофе… Невосполнимая утрата сильно подрывает и без того слабое здоровье фронтовика. Но он старается держаться, продолжает работать над совершенствованием мемуаров, встречается с молодежью, рассказывает о войне, о подвигах…

В середине 90-х Степан Андреевич с женой возвращаются в Краснодар, в украинском Крыму жить фронтовику становится невыносимо – нередко за спиной слышит в свой адрес обидное – «оккупант». А в феврале 1998-го, в канун празднования 23 февраля, он решается съездить в Севастополь, навестить семью дочери. Но поездка оказалась роковой – 26 февраля сердце ветерана не выдержало и легендарный «комбат Победы» скоропостижно скончался… Похоронили героя с воинскими почестями на городском кладбище «Кальфа» на окраине Севастополя…

Ныне, после воссоединения Крыма с Россией, над могилой легендарного комбата Победы взяли шефство воины внутренних войск.
Автор Николай Сысоев
    Добавить комментарий
    Введите код с картинки