,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

04.08.2015

Внезапность — основа блицкрига

 В сентябре 1939 года началась Вторая мировая война. По масштабам, ожесточенности, кровопролитности она не имела подобных в истории: унесла свыше 50 млн. жизней, в неё было втянуто 61 страна, под ружьем находилось более 110 млн. человек. 

Война долго и тщательно готовилась и была развязана фашистской Германией, Италией и жаждущей расширения императорской Японией.

В предвоенные годы эти страны, развертывая гонку вооружений, прилагали большие старания к тому, чтобы создать максимально благоприятные политические, дипломатические и идеологические условия для осуществления своей агрессивной политики. Шел интенсивный процесс сколачивания военных блоков, проводилась работа в области формирования новых военных доктрин, усиленно разрабатывались все области военного искусства. Особенно пристальное внимание было уделено разработке теории блицкрига, способов скрытной подготовки и достижения внезапности нападения.

На развитие военной доктрины гитлеровской Германии большое влияние оказал генерал Людендорф. В книге «Тотальная война» он указывал, что современные войны становятся тотальными, они требуют напряжения всех сил народа и государства, и поэтому еще в мирный период необходимо всю политику и экономику государства поставить на службу их подготовки. Одним из краеугольных положений Людендорфа являлась ставка на «молниеносную войну», которая обязана вестись со всей твердостью и беспощадностью, и только наступательно. При этом первоочередное значение придавалось внезапности нападения. Военная доктрина нацистской Германии предусматривала нападение без объявления войны, «молниеносное» ведение военных действий, максимальную жестокость к противнику, массовое истребление мирного населения, захват материальных ценностей.

Теория блицкрига явилась основой стратегии вермахта. Согласно ей, победа над противником должна достигаться в ходе одной скоротечной военной кампании путем внезапных мощных ударов крупными группировками моторизованных войск и авиации. Для этого при подготовке и в ходе «молниеносной войны» предусматривались меры по скрытому отмобилизованию, концентрации и развертыванию действующих армий с упреждением и опережением в этом войск противника, использование максимального из возможного количества сил и средств уже в первом внезапном ударе, с целью получения стратегической инициативы и достижения решающего успеха, который должен определить исход войны. 

Так, в документе германского верховного главнокомандования «Проблемы организации руководства войной» от 19 апреля 1938 года подчеркивалось: «Формы развязывания войны и начала боевых действий со временем меняются. Государство с его вооруженными силами и населением приводится в состояние максимально допустимой мобилизационной готовности еще до момента оглашения приказа о мобилизации. Требуемый фактор внезапности, являющейся предпосылкой для быстрых и значительных первоначальных успехов, зачастую будет заставлять начинать военные действия до завершения мобилизации и окончания развертывания войск». Основные положения теории блицкрига были воплощены в конкретные стратегические планы войны Германии против Польши, Франции, Советского Союза.

Сама сущность теории блицкрига требовала любыми средствами и способами обеспечить скрытность подготовки к войне, дезинформировать противника, использовать его неготовность к ведению военных действий. Такого положения можно было достигнуть лишь тогда, когда противник останется в неведении о приводящихся мероприятиях по подготовке вторжения. Это заставляло еще в мирный период осуществить целый ряд объединенных единым замыслом крупных государственных и военных шагов по оперативно-стратегической маскировке и ведению политической дезинформации.

В своей основе варианты теории блицкрига, разрабатывавшиеся в Германии, Японии и Италии, были сходны. Однако во взглядах на характер готовящейся войны и способов ее развязывания в политических и армейских кругах этих стран имелись определенные различия, вызванные спецификой задач, которые предстояло решать вооруженным силам, особенностями театров военных действий, наличием сил и средств и подготовленностью армий, соотношением военно-экономических потенциалов стран и их противников. 

Например, японская военная доктрина исходила из невыгодности и даже невозможности допустить затяжную войну против СССР или США. Предусматривалось, что первым ударам вооруженных сил Японии должна быть присуща «стремительность, внезапность, военное и политическое подавление противника до таких пределов, которые создадут для него реальную необходимость пойти на капитуляцию». Превосходящие силы американского и английского флотов предполагалось разгромить внезапными ударами авиации по главным группировкам противника с последующим вводом в сражение линейного флота.

Внезапность — основа блицкрига


Германское военно-политическое руководство ставку на внезапность нападения сделало задолго до начала новой мировой войны. Об этом, как о решенном деле, шла речь на совещании проведенном Гитлером 5 ноября 1937 года с государственным и военным руководством. «Степень внезапности и скорость наших действий, — отмечалось на совещании, — являются решающими для позиции Польши». Столь же определенно эта мысль была сформулирована и в отношении нападения на Чехословакию: «Нападение на Чехию требуется осуществить «молниеносно».

Немалую озабоченность у немецко-фашистского руководства вызвал вопрос о достижении скрытности вооружения вермахта новейшей боевой техникой и ее внезапного применения на полях сражений. На том же совещании отмечалось, что материально-техническое оснащение армий и вооружение на текущий момент являются современными, однако если затянуть время, то появляется опасность, что они смогут устареть. 

В годы, предшествовавшие развязыванию Второй мировой войны, вопросы маскировки готовившейся агрессии и внезапности нападения усиленно разрабатывались различными инстанциями вермахта. В концентрированном виде их сформулировал в своем выступлении начальник германского генштаба сухопутных сил генерал Ф. Гальдера в ходе выступления в военной академии, непосредственно перед началом войны. Формулируя германскую доктрину, Гальдер указывал, что она включает: внезапное нападение, поражающее массовым эффектом; атакованная сторона застается врасплох; идет развал государственного тыла государства, подвергшейся нападению, с помощью террора, саботажа, ликвидации руководителей правительства; стремительное безостановочное наступление, невзирая на отсутствие резервов и потери.

С началом и в ходе войны вермахту неоднократно удавалось осуществлять внезапное вторжение в государства Европы. Все это в первую очередь обеспечивалось тем, что агрессор на всех этапах подготовки к вторжению проводил тщательно разработанные операции по маскировке и политической дезинформации и, этим удавалось добиться притупления бдительности государств, против которых планировалось нападение.

В сокрытии истинных целей и планов фашистской агрессии, в ходе подготовки Второй мировой войны, первых военных акций, направленных против Чехословакии, Польши и др., важное значение имело продуманное использование антисоветских настроений в правительствах Англии, Франции и США, их стремления направить германскую агрессию против Советского Союза. Гитлеровское руководство искусственно создавало впечатление, что именно по такому сценарию будут развиваться события, и под прикрытием этой версии проводило подготовку своего варианта развязывания войны, последовательности нанесения ударов, разгрома противников поодиночке. Лишь опираясь на ресурсы завоеванной Европы, немцы намеревались нанести удар по СССР.

Политическая дезинформация, раздувание мифа о завоевательных планах Советского Союза сыграли очень важную роль в том, что гитлеровцам удалось достичь внезапности нападения на ряд стран. Мировые лидеры оказались неспособными дать правильную оценку перспективам развития военно-политической обстановки, молчаливо соглашались со всеми актами агрессии, совершенными странами «оси» в канун Второй мировой войны и на первом ее этапе и, более того, своей экономической помощью содействовали созданию военной мощи вермахта. Под прикрытием «невмешательства» и «нейтралитета» они проводили политику подталкивания Германии, Италии и Японии к агрессии. В этом проявилось их стремление разрешить межгосударственные и внутренние противоречия за счет СССР. Наиболее яркое воплощение политика «невмешательства» нашла в Мюнхенском соглашении, в сентябре 1938 года. Тогда руководство Англии и Франции предали своего союзника — Чехословакию, позволив Германии отторгнуть от нее Судетскую область, чтобы открыли путь фашистской агрессии на Восток.

Внезапность — основа блицкрига


Механизм подготовки войны продолжал действовать с нарастающей силой. Усилиями фашистских государств человечество было непосредственно приближено к кровавой трагедии, первым актом которой явилось нападение Германии на Польшу.

Основой военного плана против Польши (план «Вейс»), лежала идея разгрома ее внезапными согласованными ударами всеми видами вооруженных сил. Сухопутные армии должны были глубокими стремительными ударами окружить и уничтожить основные силы польских войск. Основная роль в этом отводилась бронетанковым частям и авиации. Главнокомандующий сухопутными войсками фон Браухич в директиве об этом плане нападения указывал: «...начать войну следует внезапными, мощными ударами, с той целью, чтобы неожиданным вторжением в Польшу упредить организованную мобилизацию и концентрацию польской армии...»

Для достижения внезапности загодя была разработана и планомерно проведена целая система политических и военных мероприятий по маскировке планирующегося нападения с привлечением для этого не только органов военного, но и государственного управления. Широко использовались в целях маскировки разведка и контрразведка, дипломатия, средства массовой информации. Важнейшую роль немецко-фашистское руководство отводило политической дезинформации. Следуя заранее разработанной тактике, оно путем маскировки своих истинных целей, многочисленных заверений о мирных устремлениях, об ограниченном характере претензий к Польше стремилось добиться внезапности в развязывании агрессии, изолировать Польшу в дипломатическом и военном отношении, избежать возможности ведения войны на два фронта. 

Приготовления к нападению шли под прикрытием переговоров с другими государствами, в том числе с Англией и Францией. Не менее важное значение в достижении внезапности нападения придавалось оперативно-стратегической маскировке. Для обеспечения скрытности мобилизации, немецко-фашистское командование значительную часть соединений привело к организационной структуре, позволяющей быстро довести численность личного состава до штатов военного времени; разбивка районов отмобилизования и организации новых частей оно проводило с таким расчетом, чтобы свести к минимуму перевозки людей и материальной части; мобилизационные запасы создавались и размещались вблизи пунктов формирования. Для усыпления бдительности противника практиковались призыв резервистов, проведение значительного количества мобилизационных учений и учебных отмобилизований. Их повторяемость и периодичность должны были в конечном итоге рассеять у жертвы агрессии возникавшие опасения.

С целью обеспечения внезапности нападения и упреждения польских войск в развертывании предусматривалось начать вторжение только наличными кадровыми дивизиями, которые были укомплектованы по штатам мирного времени и заранее занимали исходное положение. Одним из крупномасштабных мероприятий по оперативно-стратегической маскировке сосредоточения немецких войск явилось строительство вермахтом оборонительных сооружений на польской границе. С весны 1939 года строительные работы велись высокими темпами. Э. Манштейн писал, что целые дивизии, постоянно сменяя друг друга, перебрасывались на несколько недель к польской границе для строительства этого «Восточного вала». Сосредоточение войсковых частей в Восточной Пруссии происходило, кроме того, под предлогом торжеств, посвященных 25-летию победы кайзеровских армий над русскими войсками у Танненберга в августе 1914 года.

Таким образом, проводя маскировочные мероприятия, агрессор стремился, прежде всего, скрыть свое намерение осуществить вторжение в ту или иную страну, время начала агрессии и ее масштабы. Наряду с этим тщательно маскировались перевод армий с мирного положения на военное, их перегруппировка, сосредоточение на выбранных направлениях и оперативное развертывание, перебазирование авиации, развертывание тыла. До Второй мировой войны в истории не было примеров столь изощренных, обширных по своим масштабам усилий для обеспечения внезапности нападения. И для этого было несколько причин. В рамках военной области они были вызваны тем, что внезапные удары заблаговременно подготовленной армии агрессора, в основе которой были танковые и моторизованные соединения, поддерживаемые значительными силами авиации, радикально изменяли характер начальных военных операций, позволяли сразу захватить стратегическую инициативу, причинить максимальный урон основным группировкам противника, нарушить мобилизацию и стратегическое развертывание, дезорганизовать работу военных и государственных учреждений. Все это позволяло добиться результатов, которые предопределят дальнейший ход и более того — исход боевых действий.

Внезапность — основа блицкрига


План войны с Польшей и практические мероприятия по достижению стратегической внезапности нападения послужили для фашистской Германии той схемой, которая стала основой для планирования войны с Францией, Англией, а затем и Советским Союзом.

Страны, имеющие сравнительно небольшую территорию, в результате внезапного нападения германских войск потерпели сокрушительное поражение. Блицкриг действительно показал свою эффективность. Всего через 36 суток после начала фашистского вторжения польское государство как таковое перестало существовать. При этом следует отметить, что в Польше осталось более миллиона не отмобилизованных мужчин призывного возраста. Во Франции к моменту подписания перемирия также не были исчерпаны людские резервы. При этом боевые действия велись всего лишь 44 дня: с 10 мая по 22 июня 1940.

Советский Союз сумел выдержать внезапный удар вражеских войск. Однако потребовались огромные усилия и жертвы народа, гигантская организаторская деятельность правительства, чтобы преодолеть его последствия, переломить ход боевых действий и победить.

Внезапность — основа блицкрига


В современных условиях наличие ракетно-ядерного оружия открывает широкие возможности для внезапных массированных ударов огромной разрушительной силы, захвата стратегической инициативы, нанесения своей жертве чудовищных потерь, которые могут предрешить исход войны в его пользу. Необходимо помнить и тот факт, что страны, входящие в НАТО, имеют высокомобильные, боеготовые группировки войск, способные перейти в наступление без предварительного развертывания.

Главный упор в стратегических концепциях современных американских вооруженных сил также делается на внезапное развязывание войны, на упреждающие военные действия, ведение с самого начала крупномасштабных наступательных операций с целью захвата стратегической инициативы и срыва мобилизационных мероприятий у страны, против которой будет вестись агрессия. Как видим, планы блицкрига живы и сегодня.

Источники: 
Жилин П. О войне и военной истории. М.: Наука, 1984. С. 151-153.
Жухрай В. Роковой просчет Гитлера. Крах блицкрига. М.: Вече, 2000. С 24-28.
Соловьев Б. Фактор внезапности // Военно-исторический журнал. 1988. №9. С. 67-72.
Проэктор Д. М. Фашизм: путь агрессии и гибели. М.: Наука, 1985. С. 145-148.

 

VestiNews
Люди,события,факты

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки