,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

20.01.2016

А выгоден ли затягивающийся украинский хаос Вашингтону? Украина: обратный отсчёт для Европы

20.01.2016

 

А выгоден ли затягивающийся украинский хаос Вашингтону?

В последнее время разговоры о том, что Соединённым Штатам непрекращающийся украинский хаос вместе с неразрешённым конфликтом в Донбассе весьма выгоден как политически, так и экономически, стали вполне привычными. Настолько привычными, что какое-либо альтернативное зерно в этом вопросе сложно было разглядеть. Да что там «сложно»... – практически невозможно. Однако при очевидном желании США решать проблемы своего 18-триллионного долга посредством хаотизации целых государств, пора посмотреть на проблемы американской игры на Украине несколько под другим углом, тем более что повод есть. 



Для начала стоит вспомнить, с чего всё начиналось. Вспоминать особенно долго не придётся, так как все майданные события и спустя почти два года в памяти весьма и весьма свежи.
 

Итак, украинцам объявили, что Янукович – подлый зрадник и кровопийца, который вдобавок захотел наплевать на исключительно демократические договорённости с Западом, решив перенести подписание договора об ассоциации с ЕС. Под эту лавочку толпы «мангалоров», закрывая "лица" балаклавами, при щедром финансировании собственно украинского олигархата и раздавальщиков булочек «оттуда», дубиной и огнём (в том числе и из огнестрельного оружия) привели Украину к победе великой демократии...

Задачи США тем временем: посеять хаос на Украине с целью смены власти, тотальный «гопак» по отрыву Украины от России нравственно, экономически и политически, вхождение на украинские рынки американских компаний, в том числе, и с целью добычи сланцевых углеводородов (мечта семейки Байденов), превращение Украины в поле для сдерживания России по возможности со втягиванием «незалежной» в НАТО и размещением натовской базы в Севастополе. И апогей: перенос «цветной» революции на российскую территорию. 

После двух лет становится понятно, что положение дел на Украине для США, так сказать, «фифти-фифти»: крымская мечта, а вместе с ней и формула «Украина в НАТО», рассыпалась сразу, байденский газ на Украине после первоначального обнаружения в больших объёмах потом вдруг в тех же объёмах уже не обнаружился, американские компании сначала в «незалежную» пошли, потом с криками «да у нас даже на Брайтон-Бич бизнес ведётся честнее», в сердцах бежали обратно, успев, однако, урвать часть активов. 

Казалось бы, двухлетний хаос «с продолжением», включая чехарду с соглашениями по Донбассу, неисчислимые орды упырей из тербатов, поливание нардепов зелёнкой и таскание премьера за детородные органы – всё то, что Вашингтону на руку. Однако на деле получается, что Украина явно выбивается из того плана, который был вычерчен за океаном, и чем больше времени проходит, тем напряжённее лица у тех, кто всю эту кашу за тем же океаном заварил. И если предположить, что в реальности у США с Украиной, как сказал бы Виталий Леонтьевич Мутко, «ноу проблем», то такое предположение будет с большой долей вероятности неверным. 

Американские проблемы, связанные с Украиной, сегодня в том, что на Украине настолько уверовали в «дядю Сэма», что никаких собственных действий ни в одной из сфер деятельности (за исключением чесания языками) предпринимать попросту не хотят. Приводит это к тому, что Украина, уже подсев на иглу зарубежных кредитов, эту иглу из своего тЕльца уже не даёт извлечь. Вашингтон оказывается в непростой ситуации: с одной стороны укрорежим и тот хаос, который до поры до времени, ему – Вашингтону - казался управляемым, необходимо финансово поддерживать, но с другой стороны, Штаты ведь не могут на себя взять весь объём наполняемости украинского бюджета и погашения долгов по ранее выделенным кредитам, даже если решат снова нарастить темпы работы печатного станка. Мало того, чем прижимистее становятся Штаты в плане выделения финансовой (и любой другой) помощи Украине, тем выше вероятность того, что украинский народ решит взглянуть на ситуацию без иллюзий, вызванных дымом майданных покрышек. Другими словами, если Штаты (ну или марионеточные Штатам власти ЕС) окончательно не превратятся в дойную корову украинской экономики на фоне того, что эту самую экономику до последней нитки продолжают растаскивать украинские же олигархи и разного рода проходимцы, то украинский народ (о ужас для Вашингтона!) откроет глаза. Откроет глаза и одновременно с этим спихнёт с пьедестала майданную власть «незалежной», припомнив этой власти и потерю Крыма, и войну в Донбассе, и почти двукратный рост числа бедных, и новые («европейские») тарифы ЖКХ, и иностранцев в правительстве, и этаж ЦРУ в здании СБУ, и всё остальное. 

В условиях того, что власти Украины сами стучать пальцем о палец для улучшения ситуации в стране не привыкли, для США увеличиваются риски, связанные с тем, что народ Украины (исключая майданный упыриат) возьмёт да и посмотрит в сторону сближения с Россией. Для Вашингтона и для нынешнего Киева это наиболее ужасающий сценарий. А учитывая то, что США далеко не всегда привыкли мёртвой хваткой держаться за установленный режим (взять хотя бы Египет после свержения Мубарака и прихода к власти Мурси – где сейчас тот Мурси?..), есть мнение, что в США уже чешут затылки на предмет дальнейших действий на Украине. Слепое финансирование показало, что деньги тупо разворовываются и проедаются, отказ от слепого финансирования – толчок Украины к России... 

За два постмайданных года не произошло того, ради чего вся эта каша Америкой заваривалась – в России не была запущена своя «цветная революция». И для США теперь вопрос первостепенной важности: будет ли такая революция запущена в РФ в ближайшее время, а именно, до того как украинский народ, наевшись досыта лаем майданной своры, устроит, если можно так выразиться, контрмайдан. 

Выходит, что непрекращающийся хаос на Украине сегодня американским властям крайне не выгоден, так как может сыграть карта появления на украинском политическом горизонте политика как минимум не нацеленного на заглядывание в рот Штатам, а как максимум – нацеленного на сближение с Россией. Вариантов у США два:

либо ослабить хватку Украины (от которой явно не в восторге Москва) тем не менее, продолжив слепое финансирование украинской экономики себе в убыток (а «убыток» для США слово демоническое),

либо разложить новый пасьянс с целью сделать попытку всё же раскачать ситуацию в России, используя экономический вопрос. 

Второе явно для Вашингтона предпочтительнее, но и куда сложнее, ведь при всех экономических сложностях у российских граждан имеется неплохая прививка от разного рода майданов, тем более от «демократических» и предложенных зарубежными "друзьями" ...
Автор Володин Алексей

Использованы фотографии:https://www.facebook.com/barackobama

источник

 

 

Родится ли в мировой практике донбасская модель?

Петр ИСКЕНДЕРОВ | 
 

 

 

Среди комментариев, которыми сопровождалась состоявшаяся 15 января в Калининградской области встреча Владислава Суркова и Виктории Нуланд, обратил на себя вниманиекомментарий обозревателя интернет-портала «Украина.Ру» Александра Чаленко.

 

Ссылаясь на данные «источника, близкого к одному из членов российской делегации на переговорах в Калининграде», обозреватель писал, что «Сурков и Нуланд достигли ряда компромиссов по Украине» касательно методов «принуждения Киева к выполнению Минска-2». А главным достижением переговоров в Калининграде, по сведениям из того же источника, стало то, что «американская сторона согласилась рассмотреть предложенный Кремлем статус Донбасса», который был обозначен российской стороной как «договорная автономия». Данная формула означает, в частности, что Донбасс обретает право на внешнеполитическую деятельность, в том числе на заключение международных договоров.

 

Возможность провести аналогию между конфликтом на Донбассе, разделившим Украину, и косовским конфликтом отмечалась и раньше. Надо сказать, однако, что все модели урегулирования подобных конфликтов имеют тенденцию перерастать рамки формальных договоренностей и вообще выходить из-под контроля патронирующих держав, запуская цепную реакцию последующих событий. 

 

И критически оценить с этой точки зрения балканские модели урегулирования весьма полезно.

 

На протяжении 1990-х годов на территории бывшей Югославии возникли пять непризнанных самопровозглашенных государств: Республика Сербская Краина, Республика Сербская, Хорватская Республика Герцег-Босна, Западная Босния (Цазинская Краина) и Республика Косово. Из них только Республика Косово получила максимальную поддержку со стороны Запада, что вылилось в ее признание со стороны более ста государств и членство в ряде международных организаций. 

 

Республика Сербская Краина в Хорватии, наоборот, была уничтожена в 1995 году военным путем – и так же при прямой поддержке Запада. Хорватская Республика Герцег-Босна и Западная Босния были дезавуированы в процессе выработки Дейтонского мирного соглашения. Что же касается боснийской Республики Сербской, то она смогла обрести статус государствообразующего субъекта в составе Боснии и Герцеговины, получив, в частности, право вступать в «особые отношения» с соседними государствами. При этом следует подчеркнуть, что косовский конфликт явился классическим проявлением сепаратизма, имеющего исторические корни, в то время как события в Хорватии и Боснии и Герцеговине происходили в условиях вакуума власти и слабости международно-правовых норм в период разграничения постъюгославского пространства.

 

Причины появления указанных государственных образований заключались в том, что международное сообщество, санкционировав раздел Югославии по границам бывших республик, отказалось признавать последовавшие за этим разделы уже внутри республик, хотя последние имели столь же сложный этноконфессиональный состав населения, как и Югославия в целом. В результате распад СФРЮ стал не «самоопределением наций», а самоопределением административных единиц (республик), что само по себе имело конфликтогенный потенциал. В результате народы бывшей Югославии – в первую очередь сербы – остались разделенными, «несамоопределившимися». Вдобавок симпатии Запада к косовскому сепаратизму привели к тому, что акт самоопределения был «спущен» на уровень автономного края, что создало опасность повторения сепаратистского прецедента в других населённых албанцами районах Балкан. 

 

Придерживаясь нашей аналогии, следует признать, что адаптация «косовской модели» к Донбассу мыслима лишь под давлением Запада, но оно как раз маловероятно, учитывая, что перенос «косовской модели» на Донбасс придаст силу движениям в поддержку «Русского мира» во многих частях постсоветской Евразии. Ожидать, что США и ЕС станут этому способствовать, не приходится. И точно так же беспочвенны расчёты на военную ликвидацию ДНР и ЛНР по образцу того, как была ликвидирована Республика Сербская Краина в Хорватии.

 

Остается «дейтонская модель», и сегодня, спустя почти год после подписания минских договорённостей, она представляется наиболее работоспособной в случае с конфликтом, разделившим Украину. Дейтонское устройство Боснии и Герцеговины является временным, продиктованным военно-политическими условиями 20-летней давности, и это, пожалуй, единственное, в чем сходятся все фигуранты данного конфликта и все заинтересованные стороны. Весьма характерно прокомментировал это обстоятельство аналитик американского издания The Foreign Policy Джеймс Лайон. По его словам, США должны не просто стремиться к изменению Дейтонского соглашения (по линии противодействия боснийским сербам и их лидеру Милораду Додику), а немедленно «назначить специального посланника в регионе с тем, чтобы объединить действия Западного альянса и с помощью средств дипломатии не дать Додику осуществить свои планы». При этом условия Дейтонского соглашения, по мнению Лайона, следует «полностью переписать».

 

Разумеется, модели решения конфликтов, схожих с тем, который законсервирован на Донбассе, имеются не только на Балканах. Сразу несколько близких по типу моделей мы можем найти на Кавказе, где неурегулированность замороженных конфликтов переросла в провозглашение независимости Абхазии и Южной Осетии, получившей признание со стороны России и ряда других государств-членов ООН. Помимо этого мировой практике известен широкий спектр правовых форм сосуществования государственных образований, таких как уния, конфедерация, «ассоциированная государственность», «асимметричная федерация», кондоминиум. Последний вариант существовал в той же Боснии и Герцеговине в 1878-1908 годах, когда эти две провинции формально оставались в составе Османской империи, но фактически находились в административном подчинении Австро-Венгрии.

 

И всё же главным при выборе модели урегулирования, как показывает опыт Балкан и других горячих точек планеты, является расстановка сил между ведущими мировыми державами. Это касается и будущей судьбы народа Донбасса.

 

 

Украина: обратный отсчёт для Европы

Дмитрий СЕДОВ | 
 

 

Сожалеет ли Ангела Меркель о том дне, когда решила оказать содействие второй «оранжевой» революции в Киеве, сиречь государственному перевороту? Помнится, тогда госпожа бундесканцлерин вложилась в «проект Кличко». Понятно, что ни одной метрополии не нужны выдающиеся мыслители в руководстве подопечных стран, но в случае с этим боксёром немцы явно хватили лишнего. Сегодня убогий результат этой политики в окружении канцлера Германии вспоминать не любят, но куда денешься от того факта,   что Берлин оказался причастным к захвату власти на Украине теми, кто подвели страну к грани развала и о последствиях своих действий задуматься не в состоянии? 

На восточной границе ЕС зреет извержение украинского вулкана, которое не обойдет стороной и Германию. Собственно, извержение началось бы уже в прошлом году, если бы не «долларовая капельница МВФ», которую подключили к Киеву под нажимом Вашингтона. Сегодня состояние незалежной зависит, главным образом, от этой капельницы.

Поэтому Ангела Меркель не могла не переволноваться,  услышав, как призывающий к радикальной корректировке внешней политики Барака Обамы и идущий в президенты Америки  Дональд Трамп высказывается в том смысле, что Соединённым Штатам нечего делать на Украине. 

Похоже, что за оставшиеся неполные десять месяцев избирательной гонки в США идея «отказа от Украины» в американском электоральном корпусе окрепнет и любому, кто станет новым президентом Америки, придётся из этого исходить. При отказе же от искусственного жизнеобеспечения Украины её будущность печальна. Европейцев это страшит. Особенно страшит предчувствие проникновения в пределы ЕС через границы Украины с Польшей, Румынией, Венгрией, Словакией массы мигрантов-нелегалов. И точно так же, как ближневосточные мигранты, украинские беженцы потянутся в первую очередь в Германию.

Дональд Трамп, сам того не подозревая, поставил Евросоюз в целом и Ангелу Меркель в частности в ситуацию обратного отсчёта времени. Отсчёт пошёл, времени осталось ровно год до момента вступления в должность нового американского президента. За этот год политическую ситуацию на Украине необходимо изменить.

Главные европейские фигуры украинского урегулирования, Меркель и Олланд, отлично понимают, что работать на экономику Европы Украина с её ресурсами сможет только тогда, когда будет полностью исключена вероятность новой вспышки войны.  В центре большого комплекса проблем - соглашение «Минск-2», большая часть пунктов которого остаётся невыполненной. Для развязывания этих узлов и прибыли 18 января в Киев специальные посланники канцлера Германии Кристофер Хойсген и президента Франции Жак Одибер – люди, прямого отношения к минским переговорам не имеющие, зато известные своим умением убеждать. 

О способах убеждения ничего не известно, но понятно, что Порошенко и его команда будут подвергнуты давлению. Общая установка Берлина и Парижа: во исполнение минских соглашений украинский парламент должен проголосовать за новую конституцию, предусматривающую «особый статус» Донбасса («отдельных районов Донецкой и Луганской областей»).

Насколько оправданны надежды на то, что такое голосование, во-первых, состоится, а, во-вторых, пройдёт успешно? Уверенности никакой, учитывая, что националистический угар в Киеве не спал, а противники «особого статуса» ДНР и ЛНР на сегодняшний день имеют в Верховной раде большинство.  

Допустим, однако, что Кристофер Хойсген и Жак Одибер сумеют быть убедительными и одним из результатов их визита в Киев станет то, что украинский парламент примет необходимый законодательный акт.  Как только (и если) это произойдёт, встанет ещё более серьёзная проблема, суть которой заключается в том, что Украина является страной, где между принятием закона и его исполнением лежит дистанция громадного размера. А у Европейского союза на всё про всё имеется только  год… 

Бросается, однако, в глаза, что ни нынешний украинский президент, ни нынешнее украинское правительство особой тревоги не испытывают. При этом естественно, что уходящая администрация США никаких гарантий на будущее Киеву дать не может. Тогда в чем же секрет спокойствия официального Киева? Не в том ли, что в текущем месяце истекает запрет на продажу украинских земель сельскохозяйственного назначения и желающие их скупить уже стоят в очереди? Некоторые даже застолбили свой интерес арендой крупных участков на 50 лет. Так, американская компания Monsanto уже давно орудует на черноземных просторах Украины. Того же добиваются и европейские компании. Фракция немецкой партии «Левая» в бундестаге даже обратилась c запросом в правительство, требуя ответить, не занимаются ли немецкие корпорации ограблением земельных богатств Украины. Правительство избежало прямого ответа на запрос, но, судя по всему, европейцы в стороне от дележа украинского богатства не останутся. 

Ну а если выгодная распродажа состоится, деньги у Киева появятся. Что после этого произойдёт с украинскими чернозёмами и живущими там людьми, особенно никого не волнует. Как не волнует, к примеру, и то, что  Monsanto является мировым лидером в производстве такой отравы, как генно-модифицированная продукции. Существует же в Соглашении об ассоциации Украины с ЕС раздел, предусматривающий, что украинские власти не будут препятствовать распространению на Украине передовых, в том числе генных, технологий. 

Так что выход в глазах Киева обозначился. Остаётся посмотреть, понравится ли он украинцам.

 

источник

 

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки