,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

10.07.2014

Донецк живет в ожидании столкновений

10.07.2014

 Политика | «Ведомости»

Мэру Александру Лукьянченко удается обеспечивать функционирование городских служб, но в наводненном ополченцами Донецке жить становится все сложнее: похищения людей и грабежи становятся повседневным явлением

Донецк сегодня наполнен пророссийскими ополченцами, которые готовятся к решительным сражениям с украинской армией. Но в городе продолжает ходить общественный транспорт, пенсии выплачиваются, парки ухожены, а подача воды муниципальными органами восстанавливается.

«Я не занимаюсь политикой»

В основном это объясняется тем, что хотя Донецк и является центром сепаратистского движения, враждебного всему украинскому, им по-прежнему управляет избранный и популярный у населения города мэр Александр Лукьянченко. Отказываясь принимать чью-либо сторону, он, инженер-строитель по образованию, сосредоточился на обеспечении работы муниципальных служб в городе с почти миллионным населением. «Я не занимаюсь политикой», — говорит Лукьянченко.

Лукьянченко находится на посту мэра Донецка уже третий срок. А назначенного украинским правительством губернатора Донецкой области Сергея Таруту ополченцы выгнали из города, и теперь он находится то в Киеве, то в Мариуполе.

В понедельник Лукьянченко ездил в Киев, где встречался с президентом Украины Петром Порошенко. По словам мэра, он получил от президента гарантии, что Донецк не будут бомбить. Киев заявил, что военные будут пытаться выгнать ополченцев, заблокировав город и используя точечные артиллерийские удары.

Поездка Лукьянченко в столицу вызвала разговоры о том, что он сбежал, но уже на следующее утро мэр появился на рабочем месте. Он был занят, пытаясь организовать ремонт насосных станций, снабжающих Донецк водой и поврежденных во время боевых действий.

Похищения и грабежи

Но видимость нормальной жизни исчезает, поскольку Донецк все глубже погружается в омут сепаратистских сил, которые перевернули жизнь в некоторых частях восточной Украины. На выходных в Донецк прибыли новые ополченцы, отступившие из других городов, в том числе Славянска, после наступления украинской армии. Они присоединились к уже обширному бюрократическому аппарату самопровозглашенной два месяца назад Донецкой народной республики.

Повседневная жизнь в Донецке и до прихода новых сил ополченцев с каждой неделей становилась все хуже и хуже. Стали происходить убийства, похищения и ограбления. По данным мэрии, в первую неделю июля каждый день совершалось убийство. Машины стали угонять так часто, что люди теперь боятся на них ездить. Многие преступления остаются нераскрытыми, поскольку расследования почти не проводятся. Донецкие милиционеры переоделись в гражданскую одежду, а многие покинули город после того, как были застрелены трое сотрудников ГАИ. Те же, кто остался, больше заботятся о собственной безопасности.

Нет признаков того, что преступления на улицах совершаются при попустительстве лидеров сепаратистов. В самом деле, с их стороны было бы большой ошибкой еще больше злить жителей, многие из которых в частных беседах выражают недовольство повстанцами и теми потрясениями, что они принесли с собой в Донецк. Но некоторые группировки, работающие под символикой ополченцев или состоящие из преступников, которые являются временными союзниками повстанцев, создали обстановку «революционного бандитизма», говорит один из лидеров ополченцев Мирослав Руденко.

Одной из главных проблем стали похищения людей. При каждом таком случае родственники и друзья жертвы пытаются вычислить, кто может прятать похищенного человека. Один из таких случаев произошел со священником украинской греко-католической церкви Сергеем Кульбакой 3 июля, известным как отец Тихон. Эта церковь с православными ритуалами, но входящая в католическую иерархию, долго была объектом нападок как русских, так и украинских националистов.

Другой священник Юрий Юрчук пытался найти Кульбаку: это нужно было сделать срочно, так как у того диабет и проблемы с сердцем. Юрчук ничего не узнал в милиции, но затем до него дошел слух, что Кульбака может находиться в руках членов вооруженного формирования ополченцtв, известного как Русская православная армия. Там признают, что держат в заключении несколько человек в зданиях, принадлежавших украинским службам безопасности, но в интервью представитель Русской православной армии опроверг, что Кульбака находится у них: «У нас здесь нет священников, только наркоманы, пьяницы, члены украинской Национальной гвардии и другие диверсанты».

Затем работающие с Кульбакой священники обратились в штаб внутренней службы безопасности ополченцев, но и там не нашли ответа. Наконец, через неофициальные источники Юрчук получил обнадеживающую информацию о том, что Кульбака жив и скоро сепаратисты его освободят.

Житель Донецка испанского происхождения Энрике Менендес организовал общественную группу по поиску пропавших людей и уже помог освободить нескольких человек, в основном благодаря телефонным звонкам. Но он по-прежнему не знает, сколько еще людей находится в заключении и есть ли у них доступ к еде и возможность получить медицинскую помощь. «Здесь есть люди, находящиеся в заключении уже долгое время, и у меня нет понятия, что с ними произошло», — говорит Менендес.

Свой среди чужих, чужой среди своих

Мэр Лукьянченко вызывает подозрения как у ополченцев, так и у центральной власти в Киеве. Первые не признают его своим, а только считают технократом, необходимым для обеспечения жизни города, в Киеве же некоторые полагают, что он помогает сепаратистам. Лукьянченко надеется, что стороны смогут прийти к мирному разрешению конфликта, но пока этот выглядит маловероятным.

В нескольких километрах от города несколько сотен недавно прибывших ополченцев обосновались в общежитии. По словам одного из них, сражавшегося в большинстве горячих точек на востоке страны, им стало тяжело набирать добровольцев из местного населения. Сам он гражданин Украины и раньше занимался сельским хозяйством. Но он и его товарищи считают, что у них уже нет пути назад. «Мы не сложим оружие, потому что нас станут преследовать и в конечном счете убьют», — говорит он.

Филип Шишкин
The Wall Street Journal
Перевел Алексей Невельский

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки