,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

03.09.2014

Евгений Примаков: Трансформация мира - вчера, сегодня, завтра

03.09.2014

 

Евгений Примаков - действительный член РАН, министр иностранных дел РФ (1996-1998), премьер-министр РФ (1998-99).


Резюме: Одна из главных характеристик современного мира – развивающиеся процессы глобализации.

Глобальная перестройка. Отв. ред. акад. А.А. Дынкин, акад. Н.И. Иванова. 2014 г. М.: Издательство «Весь Мир». ISBN 978-5-7777-0589-1.

 

Одна из главных характеристик современного мира – развивающиеся процессы глобализации. Им посвящена монография научного коллектива Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) Российской академии наук. Опубликованную работу можно рассматривать как показатель и не менее значимый результат, в котором сконцентрированы итоги деятельности этого института, ведущего в области мировой экономики и мировой политики. По версии Университета Пенсильвании, предыдущая работа ИМЭМО «Россия в полицентричном мире» (М, 2012 г.) заняла 15-ю позицию в списке шестидесяти наиболее важных исследований, публиковавшихся в мире в 2012–2013 годах.

 

Междисциплинарность, взаимодействие экономического, социологического и политологического подходов, несомненно, является отличительной чертой рецензируемой книги. Другой особенностью монографии является то, что процессы глобализации современного мира рассматриваются в динамике – недаром книга называется «Глобальная перестройка». Разумеется, не все ответы на вопросы будущего развития этих процессов определены, но они сформулированы, намечены тенденции и варианты перестройки.

 

Не буду пересказывать содержание всей работы, остановлюсь лишь на некоторых выводах – в большинстве бесспорных, но в ряде случаев требующих, как мне представляется, дальнейшего исследования. Тем более что книга была написана и подписана в печать до кризиса на Украине с его внутренними и внешними составляющими. Однако это не умаляет значения издания, обращенного к анализу магистральных проблем глобальных изменений.

 

В разделе об экономической стороне глобальной перестройки справедливо подчеркивается: «Возможно, определяющим сражением (лучше бы сказать противоборством. – Е.П.) XXI века будет не борьба капитализма и социализма, а борьба различных моделей и вариантов капитализма» (стр. 146). Это – реалистичный прогноз. Закономерен и вывод о коренном отличии госкапитализма в нынешних условиях от его предыдущих форм. Хотелось бы все-таки добавить, что к изменению характера госкапитализма приложила руку и конвергенция предыдущего периода – взаимовлияние капитализма и социализма.

 

Практика последних лет доказала, что рынок без государственного регулирования сам по себе не решает важнейшие задачи развития экономики и социальной сферы. Обоснование этого вывода в книге «Глобальная перестройка» сопровождается акцентом на необходимость совершенствовать все формы государственного участия в экономической жизни. Во всем этом чрезвычайно нуждается сегодняшняя Россия – без государственного приоритета невозможно выйти на траекторию роста экономики в тех пропорциях, которые требуются в первую очередь для сохранения социального характера нашего государства.

 

При этом повышающаяся роль государства в экономике не противопоставляется авторами коллективной монографии, а, напротив, связывается с развитием рынка, частного предпринимательства. Речь, конечно, не может идти и не идет об отказе от рыночного хозяйства, возвращении к командно-административной системе. Но – что весьма характерно и для России – подчас в мире достаточно остро проявляется несовпадение интересов частного бизнеса с интересами государства, представляющего все общество.

 

Вот лишь несколько примеров из жизни такой высокоразвитой в рыночном отношении страны, как Соединенные Штаты. Американская Caterpillar – крупнейший производитель дорожно-строительного и горного оборудования – в апреле 2014 г. была обвинена в уклонении от уплаты налогов на сумму в 2,4 млрд долларов. Американские законодатели обвинили и другую компанию – Apple – в махинациях в связи с неуплатой налогов с прибыли в 74 млрд долларов. Под уголовное преследование в США попал и крупнейший швейцарский банк CreditSuisse, который, по заявлению Министерства юстиции, помогал «тысячам американских клиентов» скрывать офшорные активы и доходы от американских налоговых служб. Разве эти выборочные иллюстрации не наталкивают на вывод о необходимости ужесточения государственного контроля над действиями частнопредпринимательских структур?

 

На фоне всего сказанного нуждается в разъяснении положение, приводимое в книге и, нужно сказать, противоречащее ее основному выводу, о том, что «утрачивает актуальность вопрос об оптимальной роли государства в экономике», чему противопоставляется приобретающий «приоритетное значение вопрос о том, в какой мере институциональные преобразования и совершенствование экономической политики на национальном и международном уровне способны обеспечить максимально гибкую адаптацию экономики каждой страны к глубокой глобальной перестройке» (с. 16). Разве преобразования и совершенствование экономической политики можно рассматривать, отрицая необходимость оптимизировать роль государства?

 

Достаточно объективно в рецензируемой книге показано появление в мировой экономике двух центров – США и Китая, немало оторвавшихся от всех других государств. При этом, несмотря на энергичный экономический рывок КНР, на ближайший период за Соединенными Штатами все-таки сохраняется преимущество в научно-техническом прогрессе, что достигается путем вложений в «человеческий капитал» – здравоохранение, образование, науку.

 

Важно также подчеркнуть, что весомые экономические преимущества США и Китая не перерастают в «двоецентрие», в своеобразную новую биполярность современного мира. Мировое устройство и миропорядок сохраняют полицентрическую основу, которая приобретает некоторые новые черты.

Во-первых, несмотря на серьезные экономические и иные противоречия между Вашингтоном и Пекином, вряд ли можно считать, что их взаимоотношения стали осью, которая определяет сегодняшнюю и будущую военно-политическую обстановку в мире. Это особенно отчетливо просматривается на фоне качественного сдвига в сближении России с Китаем, что, однако, не означает антиамериканского крена в нашей политике. Сближение с КНР стало во многом контрмерой в условиях попыток Соединенных Штатов и их европейских союзников изолировать Россию, но речь отнюдь не идет об участии Москвы в китайско-американском противостоянии, которое, повторим, не определяет мировую военно-политическую обстановку.

Во-вторых, распад СССР и Варшавского договора, представлявших собой одну из сторон биполярного мира, не привел к его однополярности – начал развиваться полицентризм. Однако такой объективный процесс, как показывают события после окончания холодной войны, не исключает попыток США установить мировой порядок во главе с единственной супердержавой. В Вашингтоне ошибочно полагают, что сохранение на нынешнем этапе положения действительно самой мощной державы равнозначно однополярному мироустройству.

В-третьих, несмотря на резко критикуемую Россией политику Америки, реалистичный подход к международной обстановке требует развития наших отношений с этой страной. Альтернатива в виде возвращения к холодной войне абсолютно контрпродуктивна. Все это следует и из выступления президента Путина на Петербургском экономическом форуме 23 мая сего года.

В-четвертых, развитие полицентризма в нынешнем мироустройстве предполагает поиски полей совпадающих интересов, что крайне необходимо для противодействия реальным угрозам всему человечеству – терроризму, распространению ядерного оружия и других средств массового уничтожения, наркобизнесу, транснациональной преступности, обострению региональных конфликтов. Вместе с тем это не противоречит отстаиванию национальных интересов государствами на политическом, дипломатическом уровне. В общем и целом процессы глобализации не приводят к потере суверенитета государствами, пусть даже делегирующими его часть интеграционным и общемировым структурам. Государства осуществляют роль главных действующих лиц на международной арене.

В-пятых, хотя все более значимыми в политике государств становятся невоенные средства и после завершения «холодного» противостояния СССР и США резко снижается угроза большой войны, военная сила остается значимым (хотя и ограниченным) инструментом политики. Военный союз НАТО сохраняется для действий уже не оборонного характера и за пределами Европы, причем проявляется тяга к расширению альянса. Не ушла в прошлое тенденция к американскому гегемонизму, возникают очаги опасного противостояния в Азии, Африке, а теперь и в Европе. В таких условиях для России сохраняется необходимость обеспечивать безопасность путем совершенствования и стратегических, и обычных вооружений. Военное строительство и России, и Китая, входящих в число лидеров «иерархической» многополярности, инициируется серьезным технико-технологическим совершенствованием военной машины Соединенных Штатов. Вместе с тем нужно признать, что рост эффективности вооруженных сил стал для России и Китая обязательным условием их признания в принадлежности к лидерам многополярного мира.

К достоинствам коллективного исследования ИМЭМО относится и рассмотрение социально-политической обстановки в глобализирующемся мире: функционирование института демократии при росте популярности и крайне правых, и крайне левых политических сил, нарастание социальных проблем, ширящийся конфликт, порожденный транснациональной миграцией, взаимоотношения человека и общества.

Монография «Глобальная перестройка», созданная научным коллективом ИМЭМО, представляет несомненный интерес не только для специалистов, погруженных в международную тематику, но и для всех интересующихся проблематикой глобальной фазы развития человечества.


Источник: globalaffairs.ru.

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки