,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

07.10.2015

Корейский сценарий для Сирии. Бжезинский расстроился из-за Сирии. В Сирии теперь две «бесполетные зоны»

07.10.2015

 

Корейский сценарий для Сирии

Противостояние интересов США и России на Ближнем Востоке может привести к появлению двух сирийских государств. 

Приходящие в чувство после резкого вмешательства в сирийский конфликт российских Воздушно-космических войск (ВКС) Соединенные Штаты вновь обозначали свою позицию неприятия официального режима во главе с Башаром Асадом. Постепенный уход из зоны боевых действий главной угрозы в лице террористической организации «Исламское государство» оставит в сирийском кризисе фактически двух главных политических противников: оппозиционные военные формирования под патронатом США и официальные вооруженные силы Башара Асада, поддерживаемые Москвой и Тегераном. По мнению некоторых экспертов, в перспективе данное противостояние в лучшем случае повторит вьетнамский сценарий, когда проамериканская часть государства покорилась воле признанного СССР нового коммунистического Вьетнама. В худшем случае Сирия рискует разделиться на две страны по примеру Корейского полуострова. 

Сирийский народ и государство, находящиеся более четырех лет в состоянии непрекращающейся войны, получили новую надежду на скорое наступление мира после решения Совета Федерации и Владимира Путина направить для поддержания официального режима в Дамаске ВКС РФ. За первые несколько дней российским военным летчикам удалось уничтожить ряд ключевых артерий и объектов так называемого «Исламского государства». 

Соединенные Штаты, традиционно занятые поддержкой сирийской оппозиции и не добившиеся фактически ничего в борьбе с ИГ, были крайне растеряны при начале действий России в сирийском конфликте. 

Видимо, находясь в этом состоянии, госсекретарь США Джон Керри в эфире одного из американских телеканалов заявил, что Вашингтон уже не настаивает на непременном уходе Башара Асада с поста сирийского президента. Один из претендентов на пост президента США республиканец Дональд Трамп и вовсе заявил, что он вполне понимает желание России разобраться с «Исламским государством». 

Не прошло и нескольких дней, как начали происходить события, указывающие на то, что американское руководство не планирует просто так отдавать инициативу в руки Москвы. 

Фактически на следующий день после атак российской авиации Минобороны РФ подверглось критике со стороны ряда западных стран и арабских союзников США, которые обвинили Россию в бомбежках мирных граждан и в том, что Россия главной своей целью преследует уничтожение «демократической сирийской оппозиции», а вовсе не ИГ. Однако, как отметил Владимир Путин, все подобные заявления являются не более чем сознательными «информационными атаками», а сами видеоматериалы о мирных жертвах российских авианалетов появились еще до первого боевого подъема в воздух отечественных ВКС. 

Позже стала известна реакция и ключевых американских политиков. Так, кандидат в президенты США — уже от Демократической партии — Хиллари Клинтон отметила в ходе выступления в Нью-Гэмпшире, что приоритетом для США является смещение официального главы Сирии Башара Асада. При этом издание New York Times сообщило, что американские власти намерены активизировать свое участие в сирийском конфликте. 

Маловероятно, что США откажутся от участия в конфликте, ведь именно они стояли за разжиганием противостояния в Сирии. «После событий в Ливии США использовали все: от информационной помощи и передачи разведданных до поставок вооружения, чтобы поддержать оппозицию. Напротив, недавно открыто обсуждался вопрос о последующей помощи с их стороны повстанцам, — отмечает эксперт по российско-американским отношениям Виктор Олевич. — Если говорить о присутствии российской стороны в конфликте, то это, конечно, подстегивает США, видящих в РФ своего геополитического противника. И если они не выйдут на прямое противостояние русским, что, конечно, вряд ли, то уж точно будут делать все, чтобы микшировать эффект от российского участия в этих разборках». 

Ряд экспертов считают, что фактическое возвращение военной практики, когда российское государство и США в одной отдельной взятой стране боролись за свои политические цели, может вернуть и другой аспект подобных взаимоотношений. Речь о четком разделении сил внутри страны на два лагеря — получающих соответствующую финансовую и военную помощь от США и РФ и впоследствии определяющих две территории, на которые страна, являющаяся территорией конфликта, может распасться. 

Десятилетия назад что-то подобное происходило во Вьетнаме, когда в стране был поддерживаемый США карательный режим, и народные силы, которым оказывал помощь СССР. В итоге при огромных жертвах этому государству удалось сохраниться в едином виде, безо всяких марионеточных образований на севере или юге. 

Более печальной оказалась судьба некогда единой Кореи, которая в середине XX века разделилась на прокоммунистическую и проамериканскую стороны. Северная и Южная Кореи до сих пор находятся в полной боевой готовности для отражения атак друг друга. 

Теоретически такой сценарий разделения страны на две части возможен, но на сегодняшний день США не удается контролировать север страны. На данный момент он подвластен местным боевикам, как это было в Ираке. «Для того чтобы обрести серьезный контроль над этой частью Сирии, американцам потребуются масштабные наземные военные операции, результат которых не гарантирован, а вот жертвы в их ходе совершенно очевидны. Однако нынешний президент США, памятуя, что именно страсть к масштабным наземным военным операциям снизила рейтинги его предшественника Буша, перед выборами не захочет так рисковать, и пока решений, скорее всего, принято не будет, — считает политолог Николай Миронов. — Территория Асада может стать пророссийской, а территория коалиции — проамериканской, но для этого нужно соблюсти слишком много условий». 

Миронов отметил, что при возможном создании двух сирийских государств и России, и США придется столкнуться с объективной реальностью: множеством этносов и религиозных течений, чего нельзя было встретить, например, в Корее. 

На сегодня в Сирии существуют две основные мусульманские религиозные группы: меньшая, но встроенная фактически в руководство Сирии — алавиты (алавитом является и сам Башар Асад), и большая часть мусульман Сирии — сунниты. Кроме этого, около 10% сирийцев исповедуют христианство, в большинстве своем православие, и эта часть населения в конфликте также больше придерживается позиции официального Дамаска. 

В сравнении с бесконечной постоянной войной разделение могло бы стать даже менее болезненным решением для страны, которая в экономическом плане никак не может подняться уже долгое время. «Такое деление могло бы расколоть Сирию на алавитскую и суннитскую части, — считает политолог Владимир Брутер. — Но если в случае с прибрежной территорией мы понимаем, что она была бы в надежных руках, то безопасность суннитской части оставляет большие сомнения. Здесь вполне уместно привести пример Ирака. Я думаю, все зависит от того, как великие державы будут проводить свои военные операции и насколько эффективными те окажутся». 

Определенная часть российских экспертов считает, что руководство США, начав сирийскую игру, на сегодняшний день действительно устало от этой ближневосточной истории и раздумывает, как бы аккуратно из нее выйти. Но тем не менее до выборов очередного американского президента остался примерно год, и уходящая администрация Обамы фактически может дотянуть шахматную партию в арабской стране до этого момента, отдав право решать дальнейшую судьбу Сирии и политического противостояния с РФ тому или иному победителю на выборах. 

«Сегодня планы США в отношении Сирии таковы: стратегические цели их противостояния Башару Асаду уже в прошлом, и сейчас они просто доводят тактические ходы, запланированные прежде, — считает член Общественной палаты РФ Сергей Марков. — Они бы и рады уйти, но не могут потерять лицо. Я думаю, если страна все же и поделится на две части, то это будут, скорее всего, суннитская половина и мультикультурная, в составе которой будут алавиты, христиане и другие. И американцы не будут держаться за суннитскую часть». 

Бжезинский расстроился из-за Сирии

Бжезинский расстроился из-за Сирии
В статье для Financial Times политик обиделся на Россию, военная операция которой подчеркивает бессилие США. 

Збигнев Казимеж Бжезинский — в прошлом помощник президента Джимми Картера по национальной безопасности, а в настоящем политолог, социолог, публицист, а также руководитель или советник многочисленных влиятельных общественных и научных организаций, выступающих с крайне империалистических и агрессивных позиций во внешней политике США. 

Десятилетиями Бжезинский считался одним из ведущих идеологов Америки, выступающим за «гегемонию Америки нового типа», и был вообще чрезвычайно влиятельным человеком. Являясь членом Демократической партии США и ее высокопоставленным деятелем, тем не менее в своих политических высказываниях всегда был чрезвычайно свободен, причем до такой степени, что многие американцы искренне считали его чуть ли не главным республиканцем. 

Збигнев Бжезинский — автор концептуальной книги «Великая шахматная доска: господство Америки и ее геостратегические императивы». В названии выражены суть идеологии политика, его мечты и фантазии и, конечно, руководство к действию всех американских администраций — неважно, республиканских или демократических. Ярый антикоммунизм, действенный антитоталитаризм, социализация и абсолютизация научно-технической революции. И при этом абсолютная нравственная вседозволенность — главное, чтобы была обеспечена гегемония США всегда и во всем. 

«О чем я должен сожалеть? Эта тайная операция — поддержка исламских фундаменталистов в Афганистане — была замечательной идеей. В результате русские попались в афганскую ловушку, а вы хотите, чтоб я об этом сожалел? Что важнее для мировой истории — "Талибан" или крах советской империи?» — совершенно открыто и беззастенчиво говорил господин Бжезинский. Да. Именно он автор идеи, вдохновитель и организатор движения «Талибан». Это он, по сути, открыл бутылку с джинном фундаментального политического исламского терроризма. Бжезинский сейчас активно отказывается и от авторства движения «Аль-Каида», но логика исторических событий неумолимо приводит к выводу, что по крайней мере духовная и политико-стратегическая идентичность этих двух всемирных язв очевидна. 

И вот этот человек публикует в Financial Times статью о военно-политической ситуации в Сирии. Статья, скажем так, странная. Возможно, сказывается возраст — все же известному политику ни много ни мало 87 лет. Странность же заключается в том, что от обычно делового и решительного стиля автор перешел к интеллигентской рефлексии. Прежде всего Збигнев Бжезинский позволяет себе выразить «обиду» на Россию. 

Комментируя действия российской авиации в Сирии, Бжезинский, естественно, считает истиной, что удары были нанесены по поддерживаемым США сирийским группировкам так называемой умеренной оппозиции. А это, по его мнению, либо демонстрация российской военной некомпетентности, либо доказательство «опасного желания» Москвы подчеркнуть политическое бессилие Америки. Начнем с того, что обвинения Москвы в наличии «опасных желаний» — дело для Бжезинского обычное. Ну какие же еще желания могут быть у российского руководства? Разумеется, только «опасные». Пугает другое — Збигнев Бжезинский принципиально допускает, что Америка может быть «политически бессильна». А тут еще Москва возьми это да подчеркни. И самое печальное — автор уже не понимает и потому не решается дать четкий ответ на вопрос: что же сделали в Сирии русские — «подчеркнули бессилие Америки» или «продемонстрировали свою некомпетентность»? То, что тезис и антитезис в вопросе никак не соотносятся друг с другом, объясним почтенным возрастом автора. Здесь либо одно, либо другое. С таким же успехом он мог бы вопросить: «Не понимаю, что хочет Россия, — то ли конституции, то ли севрюжины с хреном?» 

Но оставим стилистические придирки. Бжезинскому как старинному и последовательному врагу России, думается, разрешается позлорадствовать под конец фразы, которую он никогда не произносил. Судя по всему, России действительно удалось подчеркнуть политическое бессилие Америки. В самом прямом смысле. И даже, наверное, не желая этого. Сама непоследовательная, половинчатая и непродуманная политика нынешней администрации США привела к нынешнему положению вещей. Россия в Сирии — и с этим главным и свершившимся фактом трудно что-либо сделать. 

Хочется заметить, что российская авиация появилась в Сирии сразу после тяжелых переговоров президентов Владимира Путина и Барака Обамы в Нью-Йорке. Естественно, для американской стороны это не было не только сюрпризом, но, думается, администрация США отдавала себе отчет в военно-политических последствиях появления ВВС России в регионе. Создается впечатление, что американцы их недооценили, зато переоценили свои возможности и влияние на все не только политические, но и физико-химические, метеорологические и биологические процессы в мире. 

Сколько бы ни было Збигневу Бжезинскому лет, он все еще главный идеолог Демократической партии. И то, что демократы в его лице призвали тяжелую пропагандистскую артиллерию, тоже говорит о многом. И прежде всего о серьезности ситуации и слишком малых возможностях для маневра американской политики на Ближнем Востоке. И Бжезинский делает то, что делал всегда: своей статьей он угрожает. 

«В обоих случаях на кону как будущее региона, так и авторитет США среди стран Ближнего Востока», — заканчивает политик высказывание о мотивах поведения России. Да, это не прощается никому и никогда. Бжезинский вдруг приводит историческую аналогию, которая имеет только тот смысл, что это угроза: происходящие сейчас события напоминают то, как начиналась Первая мировая война. 

Далее политик добавляет, что в этих быстро развивающихся событиях у Вашингтона есть лишь одна реальная возможность защитить свои интересы — донести до Москвы требование о том, что Россия должна отказаться от военных операций, которые напрямую отражаются на «американских активах» в Ближневосточном регионе. «У России есть полное право поддерживать господина Асада, если уж она так того желает. Но любое повторение произошедших только что событий должно привести к ответным мерам со стороны США», — уже прямо грозит Збигнев Бжезинский. 

Ведь, кроме того, Россия предположительно начала наносить авиаудары по сирийским «элементам», которых спонсируют, обучают и снаряжают американцы, сетует Бжезинский. Мы же напомним, что делают американцы это по собственному соизволению и без санкции ООН. Просто самостоятельно решив, кто прав, а кто виноват в сирийском конфликте. Россия же находится в Сирии по официальной просьбе легитимного главы государства. Но разве такие мелочи имеют значение для Збигнева Бжезинского? В опасности авторитет гегемонии США — а это главное. Давно, кстати, мир не наблюдал такого откровенного и беззастенчивого изложения своей позиции. 

Поэтому Бжезинский так же открыто продолжает грозить, что если русские не будут слушаться, то «их можно "разоружить", если они продолжат провоцировать США». Итак, в статье идеолога американского гегемонизма мы слышим даже не столько его самого, сколько те силы в американском истеблишменте, которые принято называть «ястребами» и «партией войны». 

И тем не менее все гораздо сложнее в такой — читатель удивится, прочитав ее целиком — «плюралистической», «интеллигентской» статье Збигнева Бжезинского. Хотя что удивляться: Барак Обама позиционирует себя как чистой воды интеллигента. И в любом случае, озвучивая непримиримость американской милитаристской клики, Бжезинский вынужден учитывать и позицию более реалистически настроенных политиков. 

Бжезинский сдабривает угрозы значительной порцией надежд, упований и чаяний на партнерское, справедливое и эффективное сотрудничество США с Россией в Сирии в частности и на Ближнем Востоке вообще: «Но все же лучше убедить Россию действовать вместе с Соединенными Штатами и совместно добиться урегулирования этой региональной проблемы, которая, однако, не ограничивается интересами какого-то одного государства». Это можно понять и так, что к «черту Асада» — здесь можно всем поживиться. Можно расценить как обычный для американской политики обман. А можно как просто пустые слова — Россия привыкла ко всему во взаимоотношениях с США. 

Снова и снова автор повторяет заклинание, что Россия в Сирии должна работать вместе с США, а не против них, и, говоря про аналогию нынешней ситуации с началом Первой мировой, Збигнев Бжезинский как бы верит, что все еще есть время предотвратить «болезненное повторение» той «бойни», которая в этот раз начинается на Ближнем Востоке и конкретно в Сирии. Заметьте, решимости начать в этом регионе мировой пожар у маститого гегемониста хоть отбавляй. 

Не забыл политик и удачное сотрудничество России, Соединенных Штатов и ряда других стран, которое привело к прорыву в очень сложных переговорах относительно иранской ядерной программы. После этого, возможно, кто-то подумал, что следующей фазой будет решение сирийской проблемы с помощью таких важных участников, как Россия и Китай, пишет Бжезинский. Но вместо этого Москва предпочла осуществить военное вмешательство, проходящее без политического и тактического сотрудничества с США — главной зарубежной державой, которая предпринимает прямые, хотя и не очень эффективные попытки сместить Башара Асада, опять же откровенно и честно пишет в статье Бжезинский. Действительно, поражает, что уже не один год Россия явно, ясно и четко дает понять, что не является больше послушным исполнителем воли вашингтонского обкома. И все равно — «США главная держава» и «Россия вмешивается без политического и тактического сотрудничества». Хотя заметим, что это не так: некоторое время назад The New York Post сообщила о постоянных переговорах американских и российских военных с целью не допустить конфликтных ситуаций. 

Так что угрозы угрозами, но закончил свою статью Збигнев Бжезинский в таком духе, что «даже ограниченное американо-российское сотрудничество по Ближнему Востоку может привести к дальнейшему позитивному развитию событий». 

Из всего этого напрашивается вполне определенный вывод, что, если последовательный «ястреб» и воинствующий русофоб Збигнев Бжезинский, даже вскользь упомянул о возможном сотрудничестве Москвы и Вашингтона, о политическом бессилии Америки и в очередной раз стал пугать мир русской угрозой – значить Россия делает все правильно, ее внешнеполитическое значение растет, а «демократические» силы видят в ней реального конкурента, который способен противостоять очередной попытки навести «порядок» в мире. 

В Сирии теперь две «бесполетные зоны»

В Сирии теперь две «бесполетные зоны»
Вероятность боевых столкновений российских и американских летчиков резко повысилась. 

Судя по последним сообщениям западных средств массовой информации, в Вашингтоне и в столицах его союзников царит политическая паника. Стало очевидным, что там нет никакой внятной стратегии в ответ на решительное военное вмешательство России в Сирии. Хаотичные решения и противоречивые заявления политиков по обе стороны океана лишь усиливают впечатление хаоса и неразберихи. 

Так, глава Пентагона Эштон Картер в понедельник заявил: «США и союзники предпримут шаги, чтобы противостоять России. Действия России привели к эскалации войны в Сирии». Тем не менее, министр обороны Соединенных Штатов снова призвал Москву к сотрудничеству. Хотя всего тремя днями ранее прямой начальник Картера, президент Барак Обама всякое сотрудничество с русскими в Сирии практически исключил, заявив, что США не собираются вместе с Россией вступать «в войну марионеток». По мнению Обамы, «это битва России, Ирана и Асада с подавляющим большинством сирийского народа. Наша битва — с ИГ, наша битва — это разрешение конфликта вместе с международным сообществом таким образом, который может прекратить кровопролитие и кризис с беженцами». 

Похожим образом выглядит и реакция Парижа. 3 октября, вскоре после встречи с Владимиром Путиным в рамках «нормандской четверки», президент Франции Франсуа Олланд о войне с исламистами в Сирии высказался так: «Удары должны быть нацелены против ИГ и исключительно против ИГ». Проходит всего два дня, и своего шефа решительно опровергает министр иностранных дел Лоран Фабиус. По словам Фабиуса, перечень целей для авианалетов значительно шире, чем представляется президенту Франции. Вот точные слова французского министра: «Нужно наносить удары по позициям ИГ и другим группировкам, которые считаются террористическими. В этот список вы можете добавить группировку «Джебхат ан-Нусра». 

Записные «ястребы» в США тоже, судя по всему, совершенно утратили чувство реальности. Самый известный из них, наверное, — бывший советник по национальной безопасности администрации президента Джимми Картера Збигнев Бжезинский. В британской The Financial Times на днях опубликована его статья «В Сирии Россия должна действовать вместе с Америкой, а не против нее». И вот что, среди прочего, в материале сказано: «На карту поставлены будущее региона и авторитет Америки. В этих стремительно меняющихся обстоятельствах у США есть один-единственный выбор, если они хотят защитить свои интересы в регионе: передать Москве требование, чтобы она прекратила боевые действия, наносящие ущерб американским активам». 

Ну а если Россия не подчинится? Рецепт Бжезинского на сей случай поражает своей безответственностью и абсолютной нереалистичностью: «Присутствующие в Сирии российские военно-морские и военно-воздушные силы весьма уязвимы, поскольку изолированы от своей страны. Их можно разоружить, если они будут и дальше упорствовать, провоцируя США». 

Разоружить — это каким же, любопытно, образом? Брать на абордаж ракетный крейсер «Москва», который стоит на внешнем рейде Латакии? Высадить американский воздушный десант на аэродром Бассел аль-Асад, с которого ежедневно взлетают российские фронтовые бомбардировщики и штурмовики? Это война, господин Бжезинский. И вовсе не только в Сирии и за Сирию. Америка готова к такой войне? 

Можно, конечно, успокаивать себя, что на Запад все еще воздействует эффект внезапности. Что все пройдет, утрясется. Эмоции, мол, уступят место трезвому расчету, начнутся переговоры всех заинтересованных сторон. И компромиссное решение по Сирии будет найдено. Но у любой войны своя логика. Однажды начавшись, она не всегда поддается заблаговременному политическому прогнозированию. И запросто способна выйти из-под контроля. Ход боевых действий в Сирии в последние дни, увы, приносит все больше убедительных доказательств этому. 

Как выяснилось, международная коалиция во главе с США, которая уже год как будто бы бомбит шайки «Исламского государства», но без особого успеха, готова активизировать военные усилия. Отлично, но каким образом? Оказывается, второпях в Пентагоне за основу решили взять… план российских генералов. 

Коли одними авианалетами дела не решить, боевые самолеты коалиции отныне будут не просто сорить бомбами и ракетами над пустыней. Нет, они станут поддерживать с воздуха союзную «пехоту». То есть — совершенно так, как в Сирии намерены действовать российские летчики. Только наши с воздуха станут прокладывать путь бронемашинам армии законного президента страны Башара Асада. А для проамериканской коалиции роль пехоты, как утверждают, сыграют от 3 до 5 тысяч бойцов так называемой «оппозиции» и 20 тысяч курдских ополченцев. Целью их наступления должен стать сирийский город Ракка — неофициальная столица «Исламского государства». Такие сведения в минувшие выходные опубликовала влиятельная американская газета New York Times со ссылкой на источники в Пентагоне и Белом доме. 

Допустим, эти тысячи на поле боя действительно уже готовы встать плечом к плечу с американскими летчиками. Хотя почему еще вчера не было ни малейших доказательств такого рвения? Коалиция понемногу летала, курды и «оппозиция» как-то воевали с ИГ на земле. И не было между этими военными составляющими никакой координации. А теперь, когда российская авиационная группировка и войска Асада уже объявили о переходе в наступление на позиции террористов, точно так же спешит поступить и проамериканская коалиция. 

Вам это ничего не напоминает? Скажем, 1945 год? Когда судьба войны с Гитлером была решена, а одним из главных вопросов оказался такой: кто первым возьмет Берлин? Советские войска или союзники? 

В Сирии, безусловно, масштабы не т. е. Но остальное, на мой взгляд, похоже. Видимо, на Западе теперь не сомневаются, что вмешательство России кардинально изменило баланс сил на фронте и дни «Исламского государства» в этой стране сочтены. Поэтому намерены после неминуемой победы Дамаска заявить: «И мы пахали!» Чтобы принять участие в дележке послевоенного пирога. 

Однако встав на этот путь, американцы и их союзники тут же создали в регионе крайне опасную стратегическую ситуацию. По данным New York Times, новая операция коалиции «не согласована с Россией и будет проходить вдали от западных провинций Сирии, по которым, главным образом, сейчас сосредоточены удары Воздушно-Космических сил РФ». Стало быть, никаких разграничительных линий на сегодня в Сирии нет. Выходит, опасность боевого противостояния в воздухе российских и американских летчиков, каждый из которых вылетает на задание с полным боекомплектом, возрастает многократно. 

Что значит: «Ничего страшного, мы будет бомбить только Ракку и окрестности»? Банды террористов свободно перемещаются по территории, неконтролируемой армией Сирии. Они легко пересекают даже государственные границы с окрестными странами — Иорданией, Ираком, Турцией. Где гарантия, что их преследование не заставит российских пилотов расширить зону боевого применения своего оружия? И они не окажутся там, где американцы и их сателлиты чувствуют себя пока абсолютными властелинами неба? 

К тому же никто и не обещал завершить войну разгромом банд исламистов в одних лишь западных провинциях Сирии. По мнению экспертов, решающими станут сражения на ее севере, в провинции Идлиб. Там, где сосредоточены основные силы «Аль-Каиды», «Джабхат ан-Нусра» и других группировок. Без разгрома этих банд не вернуть Дамаску контроль над государственной границей с Турцией. Следовательно, не прекратить поток в страну новых наемников, оружия и денежных средств. 

Так ведь и город Ракка на севере Сирии. Для современного истребителя, бомбардировщика или штурмовика это же просто рядом с провинцией Идлиб! 

Инцидент может случиться даже и совершенно случайно. Вот ведь стало известно в понедельник, что 3 октября в 12.08 один из российских боевых самолетов, взлетевших из-под Латакии, нарушил воздушное пространство Турции в районе Яйладагы (провинция Хатай). Ненамеренно, как утверждают в Минобороны РФ. В результате «навигационной ошибки». Но на его перехват были подняты два турецких истребителя F-16. Так ведь в Турции нет войны. А если бы все происходило над районом ожесточенных боевых действий? 

По факту получается, что над Сирией сегодня две необъявленные «бесполетные зоны». Одна — для нас и сирийских летчиков. Другая - для американцев и их союзников по коалиции. Где начинается одна и кончается другая — никто не знает. Выглядит это очень опасно. Особенно на фоне политических подстрекательств. Вроде тех, что в The Financial Times озвучил Збигнев Бжезинский. 



Источник: interpolit.ru.

ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ

 

VestiNews
Люди,события,факты
http://vestinewsrf.ru/mezhdunarodnaya_panorama/

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки