,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

15.03.2014

Короткая память Европы

15.03.2014

 На Украине Запад совершает те же ошибки, которые спровоцировали немецкий фашизмsvpressa.ru

15 марта 1933 года Германия была провозглашена Третьим рейхом. Гитлер принял это решение, находясь под впечатлением от книги Артура Меллера ван ден Брука. Интересно, что сам автор начинал с того, что призывал немцев к созданию могущественного, но не агрессивного Пангерманского государства. В своих первых трудах он опирался на идеологию Всенемецкого союза, в основу которого было положено Гельголандско-Занзибарское соглашения от 1 июля 1890 года.

Данный союз был направлен на защиту немецких колониальных интересов в Африке. Чуть позже, в 1894 году, члены Гельголандско-Занзибарского соглашения выпустили манифест, в котором было сказано, что задачи союза – шире, чем интересы Германии за рубежом. Авторы этого документа, среди которых было много не немцев, призывали к оживлению патриотического воспитания граждан Германии на национальной основе. Однако вскоре среди участников соглашения произошли идеологические трансформации в сторону национализма.

Именно в это время тогда юный публицист и философ Артур Меллер ван ден Брук занимался переводами таких авторов, как Мопассан, Эдгара По, Достоевский. Кстати, за плохую учебу он был исключен из гимназии в Дюссельдорфе и в 1914 ушел году добровольцем на Восточный фронт. Это решение Артура Меллера ван ден Брука более чем странно, так как до этого он дружил с русским писателем Дмитрием Мережковским, мужем поэтессы Зинаиды Гиппиус, питал интерес и добрые чувства к России.

Однако он не только воевал против русских солдат, но и писал пропагандистские националистические очерки. Вскоре слова «нация», «готы», «дух» стали для него ключевыми.

После войны Артур Меллер ван ден Брук пришел к выводу, что только три государства определяют будущее человечества. Это Америка, Россия и Германия. В Книге «Право молодых народов» он написал, что Америка – это территория капиталистической индустриализации, Россия – это страна высокой культуры, а Германия должна взять самое лучшее от этих держав.

Дальнейшие его философские размышления приводят к тому, что создание мощного немецкого государства невозможно без опоры на национализм. Немцам надо внушать, что они лучшие, был убежден Артур Меллер ван ден Брук. Что характерно, автор на этом этапе считал национализм мобилизирующим фактором. Не более того! Всего лишь инструмент для мотивации.

Об этом он сказал в Июньском клубе в 1922 году на одном из заседаний, на котором присутствовал Гитлер. Будущий фюрер выслушал его и воскликнул: «У Вас есть то, чего не хватает мне. Вы разрабатываете интеллектуальный инструментарий для возрождения Германии. Я же только барабанщик и собиратель сил. Давайте сотрудничать!». Артур Меллер ван ден Брук ответил будущему фюреру, что тот ничего не понял.

Впрочем, идеи национализма захватывали философа все больше и больше. Позднее он сказал, что это была какая-то страсть, своего рода религия и даже мистика. Самоощущение, что «мы можем создать царство красоты и гармонии и возвести сакральный центр мира и храм для обожествленной нации» привело его к написанию книги «Третий Рейх», в которой автор уже оправдывает завоевание «жизненного пространства для немецкого народа».

Вообще, в Германии в первой трети ХХ века чаще говорили о национализме, как о созидательной силе, способной защитить страну от саморазрушения. Даже левые партии стремились использовать этот козырь. Политическую конкуренцию Гитлеру за право возглавить великую Германию составили братья Штрассер - Грегор и Отто.

До этого они были политическими противниками. Отто Штрассер сформировал и возглавил три «сотни» боевиков для подавления в 1920 году «Капповского путча», в котором против правительства Веймарской республики участвовал его брат. В историю те дни вошли под названием «брат против брата». Впрочем, вскоре Отто встал под знамя Грегора. Своим помощником братья взяли Йозефа Геббельса, который искал «теплое место» в большой политике.

Братья Штрассер опирались на немецкий рабочий класс, используя классовую вражду к капиталистам. Так, Грегор активно продвигал введение высоких промышленных и аграрных пошлин, а также дополнительное налоговое обложение посреднических прибылей. А Отто в ноябре 1925 года предложил дополнить программу Гитлера «25 пунктов» борьбой против магнатов-промышленников, то есть против немецкой олигархии. Ставилась задача передачи 30% акций предприятий рабочим и экспроприации промышленного капитала. Был даже выпущен специальный манифест, против Адольфа Гитлера и его сподвижников был выдвинут лозунг: «Долой прислужников князей!».

Этот манифест будущий фюрер прилюдно и яростно разорвал на клочья и издал директиву о роспуске «Рабочего содружества» братьев Штрассеров. Посыл Гитлера был категоричен: интересы промышленников превыше национализма. На дальнейшую атаку левых на крупный капитал, в том числе на Яльмара Шахта, связанного с финансовыми кругами Уолл-Стрита, Гитлер ответил молниеносно и истерично.

Сразу же последовали партийные репрессии и исключение из НСДАП всех сторонников «Рабочего содружества». Оппозиционеры не раз пытались вскрыть схему финансирования партии Гитлера финансовыми магнатами, прежде всего зарубежными, но немецкая пресса предпочитала не публиковать эти материалы. Антикоррупционная деятельность националистов внутри Германии была ориентирована против тех, кто их не финансировал.

Интриги, штурмовики и пропаганда – были главными инструментами борьбы НСДАП, при этом нацисты говорили Западу, что всё это делается ради борьбы с Советской Россией. В последующие годы немецкий национализм постепенно превратился в нацизм, но это произошло по мере политической борьбы за власть.

В неоднозначной книге Генри Пикера «Застольные разговоры Гитлера», есть такая фраза «в этой войне (с Советским Союзом) происходит то же самое, что и в годы борьбы (за власть). Если тогда шла борьба партий внутри страны, то ныне идет борьба наций вне страны». Иными словами, если национализм используется как средство политической борьбы за власть, то следующий шаг обязательно будет сделан в сторону нацизма, а затем и к «строительству сакрального центра мира и храма для обожествленной нации». Такова диалектика фашизма, от разгула которого в 1933-1945 годах содрогнулся весь мир.

В Европе после войны к националистам было негативное отношение. Впрочем, как показывают последние события, пока это не противоречит интересам элиты. Еврокомиссары стараются не замечать того, что происходит на Украине. Между тем политики, пришедшие в Киеве к власти, не скрывают своей идеологической ориентации. У них такой же инструментарий, как и националистов Германии первой трети 20 века – интриги, штурмовики и пропаганда. Те же покровители: Америка и Европа. Та же цель – Россия, но главная схожесть – та же идеология: построение сильной Украины на основе национализма, причем на первом этапе они готовы терпеть лояльных им «чужаков».

Так, 4 марта 2014 года на портале информационное агентство УНИАН было опубликовано специальное обращение Тарасенко, в котором «Правый сектор» пытается доказать, что национализм не имеет ничего общего с нацизмом.

«Мы - украинские националисты, для нас вопрос национальности решен давным-давно - независимо от того, какой национальности человек, если он вместе с нами борется за Украинское государство, он для нас является побратимом, - подчеркнул Тарасенко.

При этом он заметил, что рядом с ним на пресс-конференции сидит активист «Правого сектора» киевлянин - еврей Борислав Береза. Сам Береза заметил, что у него в Бабьем яру погибли 7 родственников. «Как вы думаете, я поддержал бы нацистские движения?», - спросил он. В то же время, Береза подтвердил, что он лично считает себя «бандеровцем», и не видит в этом никакого негатива».

Среди тех, кто поддерживал НСДАП в предвыборной и политической борьбе, как раз было много не арийцев. Уже в 1940 году многих из них подвергли репрессиям, лишь за то, что они имели двух еврейских дедушек или бабушек. Как учат уроки немецкой истории, национализм рано или поздно объявляет войну братьям «не по крови».

Что касается преступлений Степана Бандеры, то уничтожение более 100 000 киевлян в Бабием Яру и участие в карательной акции в Хатыни не имеет никакого оправдания. В общей сложности, во время Великой Отечественной Войны бандеровцы, к которым причисляет себя и Борислав Береза, уничтожили более 5 миллионов мирных граждан, в том числе и 200 тысяч поляков во время волынской резни.

В этой связи участие польской стороны в Киевском соглашении от 21 февраля 2014 года на стороне националистов, последователей Степаны Бандеры, является поистине кощунственным. Непонятно, как такое сотрудничество увязывается с резолюцией Сейма Польши 15 июля 2013 года, в которой сказано, что он «чтит память граждан II Речи Посполитой Польской зверски убитых украинскими националистами». Отчего вдруг политическая верхушка Польши не протестовала против сноса в поселке Великий Любень (Львовская обл.) памятника 5-летнему мальчику Роме Таравскому, убитому бендеровцами.

Неужели ради геополитики Запад опять готов закрыть глаза на становления национализма, на сей раз на Украине?

Источник http://svpressa.ru

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки