,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

04.11.2013

Приступы американского изоляционизма

04.11.2013

 

Рон Пол и его либертарианский пацифизм ― насколько это всерьез, и полезно ли это для России?

 

Источник: terra-america.ru

От редакции: Портал Terra America продолжает изучать современных американских популистов. Мы не могли, само собой обойти вниманием знаковую фигуру правого фланга ― Рона Пола, бескомпромиссного либертарианца, пацифиста и борца с Федеральной резервной системой. Однако сегодня нас интересует больше его внешнеполитическая программа, основанная на минимальном участии США в международных делах, тем более, с применением военной силы. Сын Рона Пола Рэнд, как известно, полностью поддерживает пацифистскую линию своего отца. В частности, он последовательно убеждал американцев и коллег-конгрессменов в том, что военная акция в Сирии ни к чему хорошему не приведет. Рэнд Пол сегодня считается одним из наиболее влиятельных политиков Республиканской партии, а его отец Рон, хоть и ушел на пенсию, до сих пор является иконой правых изоляционистов.

Наш постоянный автор Светлана Лурье считает, что рост популярности изоляционистских идей свидетельствует об отсутствии у США ясной внешнеполитической концепции. Более того, «зашкаливание» американского изоляционизма не слишком полезно для России, несмотря на всю дружелюбность Рона Пола по отношению к нашей стране.

* * *

События вокруг Сирии показывают, что Америка мечется, как будто не зная, какое направление во внешней политике выбрать. А ведь предлагаются самые различные альтернативы: от гиперинтервенционализма до изоляционизма. Но ничего, как кажется, ― всерьез. Все пока в форме популизма, что не менее, а может быть более опасно, поскольку не имеет глубокой концептуальной основы.

И современный американский нео-изоляционизм, разумеется, является разновидностью популизма. В последние годы в США заметно увеличилось число его приверженцев именно среди правых белых американцев. Как отмечается в докладе Pew Research Center, 49 процентов опрошенных американцев заявили, что США следует «заниматься своими делами» и не беспокоиться о благе других стран. Впервые за сорок с лишним лет изоляционистов оказалось больше, чем приверженцев противоположной точки зрения ― интервенционализма.

Вместе с тем значительно выросла доля и тех, кто выступает за одностороннее, без оглядки на согласие других стран, принятие глобальных решений: с 25% в 2002 году до 45% в 2009-м. Это тоже следствие популизма, но другого толка. Популизм присущ и республиканской, и демократической партии, и он разделяет Америку не по партийному признаку. Он дробит ее по измышленным моделям нео-изоляционизма и интервенционализма (число интервенционалистов и изоляционистов почти сравнялось, а колеблющихся почти что не осталось), при этом сторонники обоих этих течений считают, что Америка катастрофически слабеет. Доля респондентов, уверенных в ослаблении позиции США как мирового лидера в последнее десятилетие увеличилась больше, чем вдвое, и составляет уже более 40%. Эти люди ― благодатная почва для пропагандистов всех мастей, предлагающих простые рецепты выхода из кризиса. Это может означать, что Америка потеряла саму идейную основу внешней политики.

Именно внешней политики, потому что популисты, как правило, требуют внимания к внутриполитическим проблемам, не желают тратить деньги, время, силы за рубежом. Оборотной стороной выступает «ястребиный» популизм, нацеленный на достижение американских целей через войны и агрессию, которые считаются не опасными для самих США. И хотя взрывы «ястребиного» популизма случаются и в последнее время, но уже добрую четверть века популизм прочно связан с нео-изоляционизмом.

Не случайно поэтому, что на выборах последних 20 лет побеждает тот кандидат ― не важно, демократический или республиканский, ― который обещает сосредоточиться именно на внутриполитических проблемах. Так Билл Клинтон в 1992 году посвятил вопросам внешней политики только одну (!) предвыборную речь. А его популярным лозунгом был: «Дело в экономике, глупый!» И Клинтон предложил значительные сокращения ассигнований на внешние нужды.

Однако уже в своем первом президентском послании «О положении в стране» (январь 1994 года) Билл Клинтон пообещал не сокращать более военных расходов США. А госсекретарь КлинтонаМадлен Олбрайт позволила себе реплику: «смерть полумиллиона иракских детей в результате санкций в 90-х годах того стоит». Ну, а об агрессии против Сербии напоминать уже излишне, как и об операции в Сомали.

И что особенно интересно, Джордж Буш-младший в своей президентской кампании 2000 года выразил целый ряд мыслей, которые были поняты как изоляционистские. В то время многие устали от военных интервенций Билла Клинтона и вмешательств во внутренние дела других государств. И Буш-младший говорил о скромной внешней политике, отказе от национального строительства в других странах (концепции state building) и роли «мирового полицейского». Буш утверждал:

«Пусть американская внешняя политика отражает американский характер. Скромность настоящей силы. Умеренность настоящего величия».

В дебатах с Элом Гором Буш сказал:

«Наша миссия в Сомали начиналась как гуманитарная, но пошла по пути превращения в нациостроительную… И вот именно на этом месте миссия пошла по неправильному пути. И как результат нашему народу пришлось заплатить дорогую цену. И я думаю, что наши войска не должны использоваться для того, что называют национальным строительством».

Он добавил:

«Я думаю, что мы должны только убеждать людей, живущих на своей территории, самим строить свои нации. Может быть, я что-то здесь упускаю ― но мы что, собираемся иметь что-то вроде ‘‘нациостроительных войск’’? Мы должны быть «гордыми и уверенными в наших ценностях, но умеренными в отношении к нациям, которые провозглашают сейчас желание идти собственным путем».

Напомним, это слова Джоджа Буша-младшего, президента, который начал пресловутое «десятилетие войн» в современной Америке.

Далее. Предвыборное противостояние Барака Обамы и Джона Маккейна было очевидной дуэлью нео-изоляциониста и итервенционалиста. Но потом случилась Ливия, а сейчас на волоске висит Сирия.

Нео-изоляционизм обрел мощную опору в обеих партиях. Появились новые аксиомы: доллар, израсходованный за рубежом, ― это доллар, не потраченный дома. Время, потраченное президентом в поисках ближневосточного урегулирования или реорганизации НАТО, ― это время, не отведенное на улучшение системы образования и медицинского обслуживания в США. Отсюда вывод: Америка в ХХI веке должна обратиться к собственным нуждам и укреплению экономики страны. Что это, если не популизм? Сторонники нео-изоляционизма исходят из минималистской трактовки национальных интересов США, ограничиваемых защитой своего суверенитета, территориальной целостности и безопасности.

Новую струю в правый популизм, а заодно и нео-изоляционизм, внес Рон Пол. Правда от «звания» изоляциониста он открещивается, считая себя просто консерватором и либертарианцем.

Вот что он пишет в своей книге «Манифест: Революция»

«Любой, кто защищает анти-интервенционистскую внешнюю политику, должен быть готов к тому, что его заклеймят изоляционистом. Но я, например, никогда не был изоляционистом… Настоящие изоляционисты ― это те, кто изолируют свою страну, настраивая против нее мировое общественное мнение, проповедуя бессмысленную агрессию и войну, которые не имеют ничего общего с легитимной концепцией национальной безопасности».

Рон Пол выдвигался на президентских выборах с завидной регулярностью (последний раз в 2012 году), и хотя поддержка его в рядах республиканцев традиционно невелика ― от 8 до 10 %, ― он имеет за своими плечами целую армию сторонников среди белых американцев. «Спрос» на него огромен. Он не раз побивал рекорды по сбору средств через интернет так, что техника «перегревалась». Журналисты окрестили подобные акции «денежной бомбой», заложенной многочисленными добровольцами под истеблишмент США. Одной из таких «денежных бомб» стал онлайн-сбор средств, проведённый 16 декабря 2011-го — в годовщину «Бостонского чаепития». Акция побила рекорд в 6 миллионов долларов, и стала абсолютным рекордом дневного сбора средств (как онлайн, так и обычными методами) для всех кандидатов и партий в истории США. В конце дня поток заявок достиг такой величины, что сервер был перегружен.

Начнем с того, как Рон Пол понимает внутреннюю политику Америки. Он – либертарианец, он хочет вернуть американцам «настоящую свободу». А «настоящей свободой» он считает свободу от вмешательства правительства в дела граждан – на личном, социальном, экономическом и международном уровне. Он выступает за то, что человек должен жить так, как хочет – если никому при этом не вредит и полностью сознательно берет на себя ответственность за свои поступки. На митинге, под громкие аплодисменты, Рон Пол сказал, что правительство регулирует и контролирует, что американцы едят, пьют, что они курят, какой ведут образ жизни. Это для Пола неприемлемо и именно в этом государственном контроле он видит источник всех экономических бед США. Общество должно быть свободно, в том числе от государства, а свобода взрослому обществу не может идти во вред. Мало кому из белых американцев это может не понравиться.

Он требует полностью исключить государство там, где проблемы стоит решать на уровне штата. Пол выступает против национальных идентификационных карт, несанкционированной слежки и срочной армии. Он ярый защитник Второй поправки и поддерживает право американцев хранить и носить оружие. Это тоже импонирует большинству белых правых американцев.

Как поборник свободного рынка, он выступал за приоритет частной собственности в делах, касающихся защиты окружающей среды и борьбы с её загрязнением. В 2009 году он назвал мифом концепцию глобального потепления, сказав в интервью Fox Business:

«Я полагаю, что самое грандиозное надувательство, с которым мы имеем дело уже много, если не сказать десятки лет, – это инвайронменталистский миф о глобальном потеплении».

Как конгрессмен-республиканец от штата Техас, он регулярно голосовал против расширения статей государственных расходов, а также новых налоговых инициатив. Пол даже считает, что страна может полностью отменить индивидуальный подоходный налог. Финансирование правительственных операций, таким образом, будет в первую очередь осуществляться за счёт косвенных налогов и отказа от протекционистских тарифов. Он выступает за свободную торговлю и против членства в Североамериканской зоне свободной торговли и ВТО как зонах «регулируемой» торговли. Это тоже идеи, близкие рядовым белым американцам. Так что не случайно они азартно финансировали предвыборную компанию Рона Пола.

В меру своего понимания Рон Пол возвращается к принципам «первоначальной» Америки и ее Отцов-Основателей, во всяком случае, в этом убежден он сам и его сторонники.

Сложнее с внешней политикой. В ней он тоже стремится вернуться к наследию Отцов-Основателей Соединенных Штатов, но, хотя число сторонников нео-изоляционизма, как мы видели, растет, менталитет подавляющего большинства американцев за более чем 200 лет изменился. Американцам надоели тяжелые затяжные войны, но среди них нашлось немало, кто желал бы покорять чужие страны путем «легких прогулок». Пол же против любого вмешательства в иностранные дела. Да, американцам надоело умирать и страдать за интересы Пентагона и связанных с ним монополий, еще больше надоело эти интересы оплачивать, но они не пацифисты. Рон Пол же истинный пацифист, и свой пацифизм он возводит к Отцам-Основателям.

Вряд ли вполне корректно.

В своей книге «Манифест: Революция» Рон Пол пишет:

«Наши Отцы-Основатели дали нам отличные наставления по внешней политике. Томас Джефферсон в своей первой инаугурационной речи призвал к “миру, коммерции и честной дружбе со всеми народами, без выборочных альянсов”». Далее он цитирует Джорджа Вашингтона: «Гармоничные, свободные отношения со всеми нациями целесообразны с политической, человеческой и экономической точки зрения». А вот из Джона Адамса: «Там, где распускаются цветы свободы и независимости, там будут сердца всей Америки, там будет ее благословение и ее молитвы. Но она не должна выходить за свои границы в поисках чудовища, которое нужно уничтожить. Она искренне желает свободы и независимости для всех. Но она защищает и воюет только за свои собственные».

Но не стоит забывать, что в те времена Америка была еще слаба и просто не готова к войнам за расширение своего могущества. Да, сетует Пол, «если советы Отцов-Основателей вообще изучаются, они отвергаются на основании того, что мы живем в другое время».

Тем не менее, либертарианец заявляет, что на международном уровне США нужно немедленно прекратить все войны и «не соваться в дела других стран». Он называет Америку международным жандармом, полицейским государством и империей лжи, требует от Америки выхода из ООН и НАТО. Эти идеи для рядового американца неоднозначны. Американцы с удовольствием приняли бы тезис об «империи добра» применительно к себе, если бы их внешняя политика была бы более удачной. Чем больше успеха ― тем меньше изоляционизма в американских массах.

Но сейчас такие нео-изоляционисты, как Рон Пол, формируют пессимистический популизм ― избегание контактов с другими странами и исключение из мировых процессов. Для достижения своих целей он делает акцент на пагубных сторонах американской внешней политики. Он пишет о плачевном состоянии, в котором пребывает сейчас Ирак, где «миллионы живут в постоянном страхе, беженцы не возвращаются домой, и экономика разрушена. Христианское сообщество, а это 1,2 миллиона до 2003-го, было стёрто с карты Ирака. Другие миноритарные группы тоже исчезли. Вторжение в Ирак открыло двери Аль-Каиде, которой там до этого не было, и усилило влияние Ирана в регионе».

Но это можно назвать «припевом». Пола, как и большинство американцев, для которых он говорит и пишет, не так уж сильно интересует моральный аспект последствий американских «операций».

Более всего его занимает то, что современная американская политика несет опасности самой Америке. Это золотая жила. Она привлекает массы, склоняет их отказывать правительству в поддержке его внешней политики. Пол цитирует Майкла Шойера, который был шефом отдела по Осаме бен Ладену в контртеррористическом центре ЦРУ в конце 90х годов: «Фактически эти атаки (террористов на США ― ТА) имеют прямое отношение к тому, что мы делаем». Наивно, более того, утопично ожидать, что люди не будут возмущены и не возжелают мести, когда американское правительство бомбит их, поддерживает полицейские режимы в их государствах и накладывает на их родные страны убийственные санкции.

Пол считает террористов преступниками, но предупреждает:

«если наша гиперинтервенционалистская политика с большой вероятностью дает нам такую “отдачу”, нужна ли нам такая внешняя политика? Оно реально того стоит? Основной акцент нашей критики, другими словами, состоит в том, что внешняя политика правительства ставит под угрозу американский народ, и делает его более уязвимым для атак, чем было бы в других случаях… Внешний интервенционализм не приносит выгод гражданам Америки, а является угрозой нашим свободам».

Точка зрения Пола проста: покуда американское правительство вмешивается в дела по всему миру, всегда существует вероятность, что оно-таки разворошит осиное гнездо ― таким образом, правительство подрывает безопасность американского народа. В одной из своих недавних статей Рон Пол приводит такую метафору.

«‘‘Эксперты’’ по внешней политике, кто убеждал американцев атаковать Ирак, теперь заявляют, что созданную ими катастрофу можно решить только ещё большим интервенционализмом. Вообразите доктора, который заявляет, что лекарство убивает пациента, но чтобы справиться с побочными эффектами, надо увеличить дозу лекарства!».

Что касается Сирии, то в своих недавних заявлениях Рон Пол утверждает:

«Не должно быть никаких сомнений в том, что в интересах национальной безопасности США – лучше всего не участвовать во внутренней борьбе, которая бушует в настоящее время в Сирии. Мы уже принимаем слишком активное участие в поддержке сирийских сил, которые стремятся свергнуть действующее правительство. Без вмешательства извне борьба, которая в настоящее время была названа многими международными обозревателями гражданской войной, скорее всего, прекратится. Для нас нет никакой пользы от выбора стороны, предоставления тайной помощи и поощрения гражданской войны с целью смены строя в Сирии. Ухудшая ситуацию, американцы поддерживают сирийских повстанцев, втягивая Сирию в разрастающийся региональный конфликт и вдохновляя новую жизнь в экстремистские элементы».

Вывод прост: Америка была бы куда сильнее и куда безопаснее, если бы наше правительство проводило антиинтервенционалистскую внешнюю политику и положило конец межнациональному напряжению.

В своем выступлении в конце нынешнего августа Рон Пол говорит:

«На мой взгляд, все доказательства, которые оправдывают нападение на Сирию — фальшивы. Доказательства являются таким же предлогом, как это было во время вторжения в Ирак в 2003 году или во время нападения на Ливию в 2011 году… И опять же, мы собираемся участвовать в военных действиях против Сирии и вновь можем начать безответственную „холодную войну“ с Россией. В настоящее время мы играем с Россией в детскую игру „ножички“, которая представляет гораздо большую угрозу для нашей безопасности, чем Сирия. Но участие Америки в вооруженном конфликте в Сирии, где россияне имеют законную военно-морскую базу, будет эквивалентом развертывания российских сил на нашем заднем дворе в Мексике. Мы лицемерим, когда осуждаем Россию за защиту ее интересов в соседних странах, – в том, что мы делали сами, за тысячи миль от наших берегов».

На вопрос, что будет, если Америка оставит регион, не придут ли туда русские, Рон Пол отвечает:

«Мне кажется, что они умнее. Они, вероятнее всего, не станут этого делать. Но если все же они это сделают… Я полагаю, что СССР и русские имели подобный опыт, когда были в Афганистане. Я имею в виду, они больно обожглись тогда. Они поумнели и ушли из страны, а затем прошли через распад своей империи... Но если они все-таки собираются это делать, то у них ничего не получится. Если не получилось у нас, у них тоже ничего не выйдет. Но для меня лучше, чтобы этот груз упал на их плечи, чтобы с этими проблемами разбирались они».

Отношение к России у Рона Пола самое снисходительное, что для американского правого популиста нетипично. Так, он единственный из конгрессменов не стал обвинять Россию в убийстве Александра Литвиненко. В рамках той же позиции невмешательства в дела других стран, он, в отличие от большинства американских политиков, не стал обвинять Россию в агрессивных действиях в Южной Осетии в августе 2008 года. В беседе с экспертом «Голоса России» Пол назвал «список Магницкого» «провокационным вмешательством во внутренние дела России, которое приведет к ухудшению отношений между двумя странами». Еще более опасным в этом законопроекте, по словам Пола, является то, что «доказательства» вины того или иного чиновника могут предоставляться неправительственными организациями, которые часто и ангажированы теми, кто их финансирует.

Но Рон Пол не настроен как-то особенно положительно именно к России. Ровные дружеские отношения он предлагает установить со всеми странами. Так, недавно он заявил, что для урегулирования ситуации вокруг ядерной программы Ирана, этой стране, возможно, нужно предложить дружбу, а не вводить против нее новые санкции. Он подчеркивает свои дружеские чувства к Израилю, но предлагает отказаться от его спонсирования: Рон Пол против международной помощи в принципе.

С 1997 года Пол регулярно выставлял на рассмотрение Конгресса закон о выходе США из ООН, озаглавленный как «Акт о восстановлении суверенитета США». По его мнению, членство США в этой организации не приносит никаких преимуществ стране. Причем взамен он ничего не предлагает. Речь не идет о каких-либо реформах, он не дает даже намека на то, как будет существовать мир, если самая большая держава замкнется на себе самой. Для него достаточно того, что ей ничего угрожать не будет, а там ― хоть потоп.

Рону Полу 77 лет, вряд ли ему еще светит высокая политическая карьера. То, что он сказал, он уже сказал. Но сейчас, в период интеллектуального и идейного кризиса в Америке постулаты популистского изоляционизма набирают силу, в том числе и в том виде, в котором их сформулировал Рон Пол. Не будем забывать и про его сына, сенатора Рэнда Пола, который в плане международных дел является полным сторонником своего отца.

В наши дни правый изоляционизм в США — не политика аутсайдеров, но часть политического мейнстрима. Другое дело, что он будет набирать силу только до определенного предела ― Америка не пойдет на прямое разрушение существующего миропорядка.

Да это и не то, что полезно России. Нам легче порой вступить в спор с Америкой или вместе с ней искать выходы из сложных международных ситуаций. И приступы изоляционизма, которые провоцируют идеи типа доктрины Рона Пола, могут сыграть здесь злую шутку. Иногда это будет нам с руки, но всякий раз, когда Америка будет казаться миролюбивой, России необходимо крепко обдумывать ситуацию. Популизм предназначен для внутреннего пользования, даже тогда, когда ставит на повестку дня вопросы международной политики.

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки