,
Последние новости 2017 Информационно развлекательный портал новости факты события
Работай над очищением твоих мыслей. Если у тебя не будет дурных мыслей, не будет и дурных поступков. (Конфуций)

Яндекс.Метрика

 

 

03.10.2015

США «сливают» оппозицию в Сирии. Сирийский тупик Запада. Россия становится лидером антитеррористического фронта

03.10.2015

Что стоит за ожесточенной критикой военной операции РФ на Ближнем Востоке? 

В пятницу, 2 октября, МИД Турции распространил совместное заявление правительств Франции, Германии, Катара, Саудовской Аравии, Турции, Великобритании и США. В нем «семерка» стран призывает Россию прекратить атаки на сирийскую оппозицию. 

«Выражаем глубокую озабоченность в отношении российского военного присутствия в Сирии и особенно атак российских ВВС в районах Хама, Хомса и Идлиба, которые привели к жертвам среди мирного населения, а не поразили цели „Исламского государства". Эти действия могут привести к дальнейшей эскалации, дать почву для экстремизма и радикализации. Мы призываем РФ немедленно прекратить атаки на сирийскую оппозицию и гражданских лиц, и сосредоточить усилия на борьбе с ИГИЛ», — говорится в документе. 

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова уже заявила: сообщения, что в Сирии якобы есть жертвы среди мирного населения в результате авиаударов российских ВКС — часть информационной войны. Посол Сирии в России Рияд Хаддад также подтвердил, что удары наносятся по террористическим вооруженным группировкам. Но, похоже, Запад эти слова не убеждают. 

Жесткие заявления в адрес России прозвучали еще накануне. Вечером 1 октября официальный представитель администрации США Джош Эрнст объявил: «неспособность России отличить экстремистов от оппозиционных групп Сирии — ее просчет, который может обернуться для Москвы нехорошими последствиями». «Если информация о присутствии иранских войск в Сирии верна (1 октября поступали сообщения о готовящемся наступлении иранских военных совместно с сирийской армией), то это знак, что российское вмешательство в конфликт усугубило положение», — считает представитель Белого дома. По его словам, действия Москвы «препятствуют реализации американской стратегии по борьбе с ИГИЛ». 

Примерно в том же духе высказались некоторые европейские партнеры США. Например, министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан прокомментировал удары российской авиации так: «Любопытно, что они не поразили цели „Исламского государства". Проанализируйте все сами и сделайте выводы». 

Но самую непримиримую позицию заняла Саудовская Аравия. В Нью-Йорке ее постпред при ООН Абдалла аль-Муаллими обвинил Москву в «невинных жертвах» и попытках сорвать процесс урегулирования в Сирии. В связи с этим саудовский представитель потребовал, чтобы удары авиации РФ были немедленно остановлены. 

Похоже, хор недовольных на Западе и странах Персидского залива будет только усиливаться. И выглядит это так, будто на РФ пытаются возложить ответственность за дальнейшую эскалацию сирийского конфликта. 

Что стоит за шквалом критики наших действий в Сирии, как он повлияет на ход войны с «Исламским государством»? 

— Путин наверняка согласовывал с Западом действия в Сирии, — уверен научный сотрудник Института США и Канады РАН, кандидат политических наук Геворг Мирзаян. — Причем, было очевидно, что операция начнется с «зачистки» северной и центральной областей Сирии. Это необходимо, чтобы обеспечить безопасность тыла, прежде чем продвигаться на восток. Чтобы провести «зачистку», нужно разобраться с «Джебхат ан-Нусрой» и прозападной сирийской оппозицией. С «ан-Нусрой» все понятно: ее пустят «в расход». А вот с оппозицией ситуация сложнее. 

Надо сказать, лидеры сирийской светской прекрасно живут в турецких и западных отелях на деньги, в основном, Саудовской Аравии и Катара, и делать шаги навстречу Башару Асаду совершенно не хотят. Но такая ситуация перестала устраивать США. Американцы видят, что оружие, которое они поставляют светской оппозиции, зачастую уходит к боевикам ИГИЛ. В этой обстановке Вашингтон заключил с Москвой соглашение: лидер Сирии создает со светской оппозицией коалиционное правительство, но сам не идет на президентские выборы. Теперь остается убедить оппозицию все-таки присоединиться к этому решению. 

Те лидеры оппозиции, которые примут это предложение — останутся в политическом поле Сирии. Те из них, кто посчитает, что мнение Вашингтона менее значимо, чем деньги саудовских и катарских спонсоров — будут уничтожены. 

— Зачем, если все оговорено, Запад поднимает в СМИ антироссийскую волну? 

— Запад не может признать, что фактически поставил светскую оппозицию перед выбором: или запрыгивайте на подножку уходящего поезда со всеми нами, либо поезд вас переедет. Потому что именно он, Запад, эту оппозицию создал и воспитал. И теперь если Барак Обама публично согласится, что неугодная часть оппозиционных лидеров должна быть уничтожена, Конгресс его, мягко говоря, не поймет и не одобрит. 

Поэтому Запад показательно возмущается, пока российская авиация своими ракетно-бомбовыми ударами вынуждает оппозицию подписать коалиционное соглашение. И я не думаю, что мы будем отклоняться от этого курса. Просто потому, что он согласован с уважаемыми людьми из Белого дома США. 

— Ваш прогноз: как будут развиваться события в ближайшее время? 

— Мы сейчас максимально накачиваем сирийскую правительственную армию и курдов. Видимо, после «зачистки» северных районов и центра Сирии мы, как и планировали, двинемся на восток, чтобы полностью очистить страну от боевиков «Исламского государства». 

А вот дальше мы поставим точку. Думаю, в Ирак нам лезть не стоит — там с террористами пусть разбираются иранцы с американцами. Наша задача, повторюсь, — очистить от радикальных исламистов Сирию и, по возможности, сохранить ее целостность… 

— Со стороны США особого согласия на участие РФ в сирийской кампании не было, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Вашингтон, по сути, с неохотой проглотил наше предложение уничтожать ИГИЛ с воздуха. 

Публично выступать против американцы не могли — в этом случае они выглядели бы пособниками террористов. Поэтому США и начали давать уклончивые ответы: дескать, бомбежка ИГИЛ — это хорошо, а вот бомбежка другой оппозиции — плохо. 

Словом, с самого начала было понятно: Запада попытается максимально ограничить наши возможности для проведения эффективной кампании. Кроме того, он попытается максимально дискредитировать российскую кампанию в глазах международного сообщества, представить нас агрессором, поддерживающим тиранию. 

— Эти цели Запад сейчас пытается достигнуть? 

— Конечно. Когда западные СМИ демонстрируют карты, на которых обозначены якобы истинные позиции ИГИЛ, мне хочется спросить: что, составители этих карт объезжали точки и знают, где находится ИГИЛ? А если знают, почему боевики не уничтожены американской авиацией?! На деле, эти заявления — пропагандистские вбросы. 

Есть еще момент. Мы с самого начала дали понять, что будем наносить удары не только по ИГИЛ, но по другим террористическим группировкам. И сейчас нам не нужно обращать внимания на крики в западных СМИ — нужно безжалостно уничтожать все террористические группы, в первую очередь на территории, прилегающей к побережью. 

Те силы в Сирии, которые является нормальной оппозицией и готовы к переговорам с Башаром Асадом, должны вообще прекратить боевые действия. Они должна ждать, пока не будут уничтожены основные группировки террористов — и потом они смогут вступить в диалог с режимом Асада о политическом урегулировании. 

Если же оппозиционеры продолжают вести боевые действия против сирийской армии — они являются законной мишенью для российской авиации, и нечего жаловаться по этому поводу. 

— Как выглядят наши ближайшие задачи в Сирии? 

— Как только мы разгромим террористов в районе Хомса, это намного улучшит ситуацию. В Сирии это наиболее пригодный для жизни район, и если вытеснить из него боевиков в пустыню, можно будет без затруднений уничтожать их бомбовыми ударами. Это значит, нам ни в коем случае нельзя снижать темп нашей операции, а нужно доводить дело до конца. 

— Едва наша авиация нанесла удары по позициям «Исламского государства», как против РФ была развернута информационная война, — считает политолог, директор по международным проектам Института национальной стратегии Юрий Солозобов. — В ход пошли заранее приготовленные фотографии руин и мирных жителей, якобы погибших под «русскими бомбами». На этом фоне пошли активные разговоры, что Россия якобы атакует не те объекты — по наводке сирийской разведки бомбит противников Асада, а вовсе не ИГИЛ. В итоге семь стран — США и основные союзники американцев в Европе и на Ближнем Востоке — обозначили неприятие появлению России как сильного автора на ближневосточном театре военных действий. 

На Западе считают, что Россия должна согласовывать каждый свой шаг с западной коалицией. Для Москвы, понятно, такая позиция неприемлема. Мы предлагали США и их западным союзникам поучаствовать в работе координационного центра России, Сирии, Ирака и Ирана, который открылся в Багдаде, и мог бы стать Генштабом кампании в Сирии. Но западная коалиция высокомерно отказалась от этого предложения. 

Именно с этого момента РФ получила карт-бланш на ведение боевых действий. И, думаю, западный мир находится в шоке от демонстрации боевых возможностей Российской Федерации… 

Сирийский тупик Запада

Сирийский тупик Запада
Как Россия впервые в новейшей истории получила шанс вернуть себе статус сверхдержавы. 

Вот уже третий день продолжаются сразу две войны. Одна — российская воздушная операция против боевиков в Сирии. Вторая — информационная война против России. Как, впрочем, и следовало ожидать, не успели еще наши самолеты подняться в воздух, а западные СМИ уже трубили о том, что Россия вместо ИГИЛ бомбит мирных граждан. При этом США заявляют, что у них нет точных сведений: бомбят ли русские ИГИЛ или так называемую «умеренную оппозицию». Допустим, российские ВВС действительно бомбят только позиции боевиков ИГИЛ, как и заявляют наши официальные лица. Тогда, как говорится, дальше неинтересно. Допускать, что бомбят мирных сирийцев, тоже не будем. Учитывая технический уровень российских военных — это бред. Отправленная в Сирию группировка — одна из самых передовых в мире, ошибки такого масштаба, как пытаются демонстрировать западные СМИ, исключены. Но давайте представим себе, что Москва действительно решила под предлогом борьбы с ИГИЛ разобраться с врагами Башара Асада. Вот тут уже есть, над чем поразмыслить. 

Во-первых, давайте разберемся, что значит «те» или «не те» исламисты. Чем отличается тот же ИГИЛ от прочих исламистских группировок, в составе которых воюет много выходцев из бывшего СССР? А по сути, ничем, кроме названия. Ну, еще ИГИЛ лучше организован, что позволило ему добиться таких успехов, и как следствие — имеет лучшую медийную раскрутку. И Дмитрий Песков не просто так подчеркнул позицию Кремля: а существует ли вообще Сирийская Свободная Армия? Несмотря на то, что все они там воюют друг против друга, все они, говоря просто по-русски — террористы, угрожающие сирийским властям. А падение Асада в любом случае означает дестабилизацию не только Сирии, но и всего ближневосточного региона, кто бы в итоге не обосновался в Дамаске. 

Собственно говоря, все они вышли из западной «шинели», и Западу невыгодно ни уничтожение т.н. «умеренной оппозиции», ни ИГИЛ — не зря столько усилий было вложено в дестабилизацию Сирии. Просто ИГИЛ вышел из-под контроля, но Запад никогда не складывает все яйца в одну корзину. Западу нужно свержение Асада, и так ли важно, кто это осуществит. Тут надо сделать оговорку — не сколько Западу, сколько его союзникам — саудитам и Израилю. 

Теперь о вялой реакции США на то, что Россия может помимо ИГИЛ отбомбить и по остальным врагам Асада. Понимали ли они это? Прекрасно понимали. Хотели бы воспрепятствовать — сделали бы это с самого начала, а теперь немного поздно — Россия уже плотно обосновалась в Сирии. Тут несколько вариантов. Либо Америка настолько завязла в сирийском кризисе, что находится в реальной растерянности. К тому же, любая открытая критика России на данном этапе создаст подозрения в том, что Вашингтон не желает уничтожения терроризма. Либо Америка желает любой ценой втянуть Россию в эту войну, сделать так, чтобы она в ней завязла, в таком случае война России против всех только приближает эту цель, тут можно и пожертвовать интересами «своих» оппозиционеров, которые, напомню, на самом деле ничуть не более свои, чем ИГИЛ. 

Либо Америка понимает, что со свержением Асада любой ценой она погорячилась. Повторю: это больше нужно не Америке, а врагам Ирана в регионе. Америка, напротив, готова заигрывать с Ираном. Вопрос в том, что Вашингтон никогда и ни при каких обстоятельствах не признает свою неправоту. Ведь тогда разрушится миф о ее «мудрой международной политике несения демократии всему свету». Тогда придется признать, что и с Ливией, и с Ираком погорячились. А это, как говорится, начало конца. 

Есть еще один очень важный фактор. Допустим, Обама дал «добро» на любые действия (а вчера уже пошли разговоры о том, что российская операция может распространиться и на Ирак). Значит, он что-то потребовал взамен. Угадайте, что? 

Помните, еще весной говорили о возможности «размена» Украины на Сирию"? И все тогда говорили, что это бред — таких сделок в глобальной политике не бывает. Бывает. Еще как бывает. Вот только не надо было воспринимать все слишком буквально, что в обмен на уступки по Украине Россию попросят сдать Асада. Тут ставки несколько иные. Возможно, по мере затягивания кризиса их будут повышать. Но пока об этом речи не идет. 

Я уже много раз писал, что на Украине противоборствующие стороны находятся в состоянии клинча. Это касается не только Киева с Донецком и Луганском, но и Москвы с Вашингтоном. Обама в своем выступлении в ООН четко дал понять, что Америка, хоть и понимает «глубокие исторические связи», будет отстаивать территориальную целостность Украины, несмотря ни на что. Но и Кремль неоднократно намекал, что Донбасс не сдаст — или он возвращается в Украину на условиях Москвы, или превращается во второе Приднестровье. Судя по всему, условия Москвы — т. е. федерализация Украины с возможностью регионов блокировать любые внешнеполитические решения, Вашингтон, ну, никак не устраивает. Значит, речь может идти только о втором варианте. 

На юго-востоке Украины сохраняется статус-кво. Народные республики остаются в тех границах, в которых он находятся на данный момент. Как говорил Троцкий, «ни мира, ни войны»: договор не подписываем, войну прекращаем, армию демобилизуем. Формально Россия будет признавать суверенитет Украины, но на практике поддерживать республики, как поддерживает Приднестровье и Абхазию с Южной Осетией. При этом территориальные проблемы отрежут Украину от ЕС и НАТО, что, впрочем, никак не помешает появлению на Украине американских баз. 

Итак, смысл сделки, предложенной Вашингтоном: вам часть Донбасса де-факто без малейшей перспективы признания де-юре, нам — остальная Украина. Не очень выгодная сделка для Москвы, но выбора как бы нет. Можно еще подразнить отменой или смягчением санкций. Хотя, на мой взгляд, если Вашингтон и пойдет на что-то, то только на смягчение с перспективой в любой момент вернуть и ужесточить, если Москва вдруг увеличит свои аппетиты. Повторю, Кремль завел ситуацию в тупик, отказавшись решить проблему, когда это можно было — прошлой весной, рассчитывая, что сможет договориться. Не смог. Теперь или уходить с Украины совсем со всеми вытекающими, либо пытаться сохранить то, что есть, надеясь когда-нибудь в будущем использовать в качестве плацдарма. 

Свидетельством тому будут выборы 18 октября и 1 ноября, которые пройдут, несмотря на показное противодействие Киева и его западных хозяев. Только это будет лишь первый этап. Второй пройдет в феврале по «плану Мореля», т. е. формально по украинскому закону, фактически — так, как надо Москве. И волки сыты, и овцы целы. 

Но вернемся в Сирию. Если у Москвы патовая ситуация на Украине, у Америки — такая же в Сирии. И тут ей необходимо участие России. Что до того, что Кремль непременно попытается решить в регионе свои проблемы (т.е. укрепить Асада), так это для американцев, как я уже говорил, вовсе не страшно. Это и есть уступка. Недаром, Белый Дом так резко сменил риторику насчет Асада. Впрочем, Керри оговорился, что поддерживая Асада, Москва может получить проблемы с суннитами на своей территории. Стоит ли сомневаться, что США будут активно помогать раздувать эти проблемы? Они помогали еще до появления российских ВВС в Сирии. И всю операцию будут продолжать ставить палки в колеса, снабжая оружием боевиков, которые теперь непременно объявят Россию врагом номер один. 

Иными словами, Россия вступила в довольно рискованную игру. Поражение в Сирии приведет к катастрофическим последствиям. Но отказаться от участия в умиротворении региона было нельзя. Во-первых, потому, что, как я уже говорил, это условие «сделки» по Украине. Во-вторых, не вмешаться нельзя, т.к. время пассивного наблюдения и помощи лишь оружием прошло — опасность падения Асада велика, как никогда. 

Для США была бы идеальной ситуация, чтобы Россия не смогла добиться результата и втянулась бы в многолетнюю войну (желательно, наземную). Тогда и миру можно сказать, что, мол, самодеятельность без консультации с гегемоном чревата. Если же у России все получится… Вряд ли они об этом думают сейчас. Тем более, что эти вопросы решать будет уже новая администрация США. Нынешней важно заморозить в одном месте (Украина), переложить ответственность в другом (Сирия) и спокойно уйти. А уж в том, что Америка приложит все усилия, чтобы не дать России выйти героем-миротворцем, я не сомневаюсь. 

Несомненным «плюсом» ситуации является то, что Кремлю дан карт-бланш на любые действия в Сирии. Вопрос в том, сможет ли он им воспользоваться, и как? Фронт фактически уже обозначен. «Говоря о «патриотической сирийской оппозиции» (этот термин введен в оборот буквально недавно), Лавров как бы намекнул, что «кто не с нами — тот против нас» со всеми вытекающими. Ведь будет практически невозможно доказать, является тот или иной убитый российской бомбой антиправительственный боевик «умеренным повстанцем» или террористом ИГИЛ. 

Как заявил глава российского государства, «…мы исходим из того, что окончательное и долгосрочное урегулирование ситуации в Сирии возможно только на основе политических реформ и диалога между всеми здоровыми силами страны». Если Кремлю удастся сплотить сирийскую и иракскую армию, курдских ополченцев и «патриотическую оппозицию», при этом соблюдя баланс сил в регионе, не ущемив интересы ведущих игроков (с одной стороны Иран, с другой Саудовская Аравия, Катар и Турция), и заставить их найти компромисс — это будет самая серьезная победа России за всю новейшую историю. Мирового уровня. А победа на одном фронте дает возможность перебросить дипломатические силы на второй (украинский), т. е. значительно усилит наши позиции в разговоре с Западом. Тогда можно и вопрос об отмене санкций ставить ребром. Ведь негоже изолировать миротворца, решившего одну из самых серьезных проблем современности. Поэтому цена победы в Сирии — тупик для Запада и прорыв изоляции России. 

 

Россия становится лидером антитеррористического фронта

Россия становится лидером антитеррористического фронта
Ключевая задача Москвы — не увязнуть в сирийском кризисе и не поддаться на уловки американцев. 

Москва пытается закрепить внешнеполитический успех на сирийском направлении, возглавив широкую международную антитеррористическую коалицию. Накануне Россия представила Совету Безопасности ООН резолюцию, повторяющую тезисы, высказанные президентом РФ Владимиром Путиным с трибуны Генассамблеи ООН. 

В военно-политической сфере Москва предлагает объединиться всем заинтересованным в уничтожении террористов сторонам. «На земле» с исламистами будут воевать войска Башара Асада, армия Ирана, курдские ополченцы и «патриотическая» сирийская оппозиция. Члены Совбеза будут помогать «с воздуха» и согласно Уставу ООН создадут Военно-штабной комитет, который займется координацией совместных действий. 

Россия также призывает лишить «Исламское государство» материальной базы путем пресечения торговли нефтью, минеральными ресурсами, оборота наркотиков и продажи оружия. По мнению главы МИД РФ Сергея Лаврова, для эффективного выполнения этих мер необходимо ввести санкции против физических и юридических лиц, имеющих коммерческие отношения с ИГ. 

Учитывая результаты поездки Владимира Путина в Нью-Йорк и решительные действия РФ на сирийском фронте, у предложенной Москвой резолюции есть хорошие шансы на одобрение Советом Безопасности. С одной стороны, резолюция не критикует ответственных за воцарившийся на Ближнем Востоке хаос, с другой — предполагает практические мероприятия по ликвидации «Исламского государства». 

Однако уже сейчас Москва не действует в одиночку. В скором времени в Багдаде начнет работу Информационный центр, куда войдут представители генеральных штабов и разведслужб России, Сирии, Ирака и Ирана. Накануне в Багдад прибыли офицеры российской разведки. В Минобороны Ирака полагают, что подготовительная работа по созданию центра скоро завершится. 


Россия великолепно сыграла партию 

Западные страны, включая США, сдержанно восприняли вступление России в войну с «Исламским государством». Из реакции зарубежных политиков и дипломатов следует, что Запад был вынужден согласиться на новую роль Москвы в сирийском конфликте. Россию не стали обвинять в «агрессии» и «интервенции», но наши зарубежные «партнеры» опасаются, что на фоне реальной борьбы с террором влияние РФ на международные отношения может значительно возрасти. Такого сценария на Западе будут стараться не допустить. 

Госсекретарь США Джон Керри осторожно сказал, что Вашингтон поддерживает любые усилия на поприще противодействия ИГ. По его словам, это касается и России, если у нее есть «искренние обязательства побороть эту организацию». При этом коллега Сергея Лаврова предостерег Москву от создания военного альянса с Башаром Асадом (а он по факту уже создан) и призвал искать решение сирийского кризиса с помощью «широких дипломатических инициатив». 

Британский министр иностранных дел Филип Хаммонд, как и ожидалось, высказался в унисон с Керри. Он поприветствовал желание России использовать силу против ИГ, но не поддержал намерение помогать сирийской армии. «Скажу прямо, поддержка режима несовместима с эффективной борьбой против ИГ в Сирии. Это не моральная оценка, а прагматическая», — заявил Хаммонд. 

Западные средства массовой информации были гораздо резче политиков и крайне негативно отнеслись к действиям России в Сирии. В то же время бомбардировки ИГ российскими ВВС СМИ восприняли как внешнеполитическую победу Владимира Путина и унижение Барака Обамы. 

«Россия великолепно сыграла партию, имея ужасные карты на руках. А мы сбросили довольно хороший расклад. Русские смогли превратить оборонительную позицию в наступательную, потому что мы там полностью отсутствовали», — цитирует The Washington Post отставного американского дипломата Райана Крокера. 

The Financial Times пишет, что за последние четыре месяца Владимир Путин реабилитировал свои позиции на мировой арене, а Россия перешла от статуса парии к роли основного игрока. В основе успеха — развитие интеграции в рамках Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС, ЕАЭС, грамотная политика на украинском и сирийском направлениях. 

«Русские нас всех разыгрывают. Они отвлекают нас от Украины, поддерживая Асада, выступая за противостояние "Исламскому государству", и все это во время появления их государственного деятеля в Нью-Йорке», — видимо, с негодованием заявил The Financial Times старший дипломат одной из соседних с Сирией стран. 

Politico признает справедливость утверждения президента РФ о том, что с ИГ в реальности воюет только сирийская армия. Газета констатирует: Вашингтон снижает градус критики России и перестал осуждать наращивание ею военного присутствия в САР. Обозреватель Politico Майкл Хирш отметил, что США вынуждены корректировать свою политику по Сирии в зависимости от позиции Москвы. Он полагает, в скором времени Америка и Россия выработают общий подход по Сирии. 

Частью информационной войны против Москвы стали сообщения о том, что российские самолеты нанесли удары по позициям мятежников, а не исламистов. 

The New York Times со ссылкой на неназванных официальных лиц пишет: «В среду российская авиация бомбила боевиков сирийской оппозиции, в том числе как минимум одну из групп, обученных ЦРУ». Газета отмечает, что в окрестностях Хомса, которые бомбили российские ВВС, присутствуют лишь малочисленные отряды исламистов. 

Главный контраргумент недоброжелателей — это то, что российские ВВС будут работать не по «Исламскому государству», но по вооруженной сирийской оппозиции, которую Запад столь активно пестовал, а сейчас оставил на произвол судьбы. Опасения по этому поводу высказал министр обороны США Эштон Картер. Глава Пентагона не исключил, что российские самолеты накануне разбомбили позиции боевиков, не присягавших на верность ИГ. Аналогичное заявление сделал и Джон Керри. 

Согласно информации Минобороны РФ в среду российские ВВС совершили 20 самолетовылетов с сирийского аэродрома Хмеймим, расположенного вблизи Латакии. Боевая авиация полностью уничтожила командные пункты управления формированиями боевиков в горной местности. Были также нанесены удары по складам боеприпасов, вооружений, горюче-смазочных материалов и скоплениям военной техники. Бомбардировка позиций боевиков происходила в окруженных сирийскими войсками провинциях Хомс и Хама. 

Сирийское агентство SANA в сводке за 30 сентября сообщает, что удары по ИГ вблизи Хомса были нанесены совместно с ВВС САР. В частности, бомбардировке подверглись объекты в следующих населенных пунктах: Ар-Растан, Тельбиса, Аз-Зафаран, Ат-Тлюль Аль-Хомр, Айдун, Дейр Фуль и окрестности Саламия. 

Глава российского МИДа Сергей Лавров призвал не слушать «заявления Пентагона о наших авиаударах». Министр потребовал от Керри предоставить доказательства того, что авиация РФ бомбила оппозиционеров. Лавров подчеркнул, что об авиаударах российских ВВС распространяются безосновательные сведения. Он напомнил, что на этом фоне США продолжают бомбить территорию Сирии в обход санкции Совбеза ООН и без разрешения легитимных властей. 


Оппозиция ничем не лучше ИГ 

Мы попытались разобраться в том, по позициям каких группировок действительно работают российские ВВС и зачем Москве бомбить сирийских мятежников. Причин для сомнений, что под удар авиации попали исключительно исламисты, немало. На картах боевых действий в Сирии, которые можно легко найти в интернете, окрестности Хомса и Хамы помечены цветом, которым обозначаются подконтрольные оппозиции территории. 

Основатель портала Military Russia Дмитрий Корнев отметил, что невозможно однозначно говорить об отсутствии ИГ в Хомсе и Хаме. «Насколько я понимаю, в Сирии творится настоящий хаос, и совершенно непонятно, кто за "Исламское государство", а кто воюющая с ним оппозиция. В районе Хомса действует пять-шесть разных группировок, и они все разные по своей идеологической направленности. Одновременно там присутствуют отряды ИГ», — свидетельствует эксперт. 

Корнев не исключил, что российские ВВС действительно могли ударить по мятежникам. «На мой взгляд, ИГ Асаду не угрожает, в отличие от сирийской оппозиции. Учитывая, что наши ВВС действуют как воздушная поддержка наземной операции сирийской армии, вполне возможно, что в первую очередь мы решили уничтожить находящихся в анклаве боевиков. Опять же если верить картам, то на текущий момент войска Асада практически не соприкасаются с ИГ», — сказал аналитик. 

По его мнению, в Сирии «происходит то, чего так боялись на Западе». «Наши решили помогать Асаду, несмотря ни на что. Другое дело, что оппозиция ничем не лучше исламистов. Ее не оправдывает то, что она не бегает с черными флажками и убивает каждый день десятки, а не сотни людей, как это делает "Исламское государство". Все очень непросто, но и те и другие — наши противники. В этой связи уместно вспомнить, что подготовленные американцами боевики едва ли не в полном составе перешли на сторону ИГ», — подчеркнул Корнев. 

Эксперт уверен, что Россия действует правильно, так как ей в первую очередь необходимо укрепить армию Асада. «Но чтобы не допустить осложнения отношений с Западом и странами Персидского залива, я бы порекомендовал начать наносить удары по территориям, которые непосредственно оккупированы исламистами. При уничтожении противников Асада важно отводить лишние подозрения», — считает Корнев. 

Аналитик не сомневается, что у России достаточно ресурсов для разгрома «Исламского государства», но предупреждает об опасности, исходящей от США и Саудовской Аравии, выступившей против операции наших ВВС. «Эр-Рияд может оказать значительное влияние на нефтяные котировки. Еще одно падение цены на нефть (сейчас она варьируется примерно на уровне 55 долларов за баррель) наша экономика может не пережить», — рассуждает Корнев. 

Однако самого большого подвоха, по его мнению, стоит ожидать от американцев. «Судя по всему, мы с американцами договорились. Но у меня есть ощущение, что Вашингтон окончательно откажется от поддержки оппозиции и попытается как можно глубже втянуть Россию в сирийский конфликт. Когда эта задача будет выполнена, американцы могут прекратить бомбардировку и свалить на Россию ответственность за борьбу с ИГ», — предупреждает Дмитрий Корнев. 

ВКС РФ в Сирии: разбор полетов

ВКС РФ в Сирии: разбор полетов
Каковы цели и задачи военной операции России на Ближнем Востоке? 

Сирийская армия готовит мощное наступление на юге провинции Хама. Об этом 1 октября сообщил СМИ командир бронетанковой части, расположенной на южной окраине Хамы, Бассам Ахмад Майруб. 

Он отметил, что сухопутные части рассчитывают на российскую поддержку с воздуха. 

Как известно, 30 сентября Россия официально начала воздушную операцию в Сирии. По данным Минобороны РФ на 2 октября, в результате прямых попаданий уничтожены командный пункт и узел связи террористов в районе Дар-Таазза в провинции Алеппо. Кроме того, штурмовики Су-25 нанесли удар по полевому лагерю в районе Маарет-Эн-Нууман в провинции Идлиб. Полностью были разрушены бункеры, а также склады оружия и ГСМ. В результате точечного бомбового удара в районе Хабит была выведена из строя перевалочная база и крупный склад боеприпасов. 

Напомним, на аэродроме Хмеймим под Латакией развернута смешанная авиагруппа ВКС России, сформированная с прицелом на ударные задачи. В ней уже были замечены четыре истребителя Су-30СМ, двенадцать бомбардировщиков Су-24М, шесть бомбардировщиков Су-34, двенадцать штурмовиков Су-25СМ, а также вертолеты Ми-24 и Ми-8. 

Причем, по неофициальной информации СМИ, переброска российской смешанной авиагруппы в Латакию началась параллельно с проведением военных учений «Центр-2015» и предшествующей им внезапной проверки Центрального военного округа (проводились с 11 по 20 сентября). 

Так, четыре Су-30СМ 120-го смешанного авиаполка авиабазы Домна (Читинская область) были перебазированы сначала в Моздок, а 18 сентября в сопровождении военно-транспортного самолета Ил-76 пролетели через воздушное пространство Азербайджана, Ирана и Ирака и приземлились в Латакии. Некоторые же машины (например, шесть единиц Су-34) добирались до Сирии, минуя Азербайджан, — через Каспийское море, Иран и Ирак. Это говорит о том, что переброска ВКС РФ в Сирию была детально проработана. 

Понятно, что при проведении любой военной операции заранее ставятся четкие задачи и цели, продумывается стратегия — то есть конкретные способы выполнения тех или иных задач. Как заявил президент России Владимир Путин, российская операция будет ограничена по времени на срок проведения сирийской армией наступательных операций, при этом в наземных операциях российские военные участвовать не будут. 

Какова в таком случае стратегия России в Сирии? Какие цели и задачи могли быть поставлены Генштабом при планировании военной операции? 

Чтобы ответить на эти вопросы, для начала стоит окинуть взглядом боевой состав ВКС РФ в Сирии. Член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский говорит, что вертолеты осуществляют прикрытие аэродрома — патрулирование близлежащей территории на удалении до нескольких километров, чтобы обеспечить безопасность взлета и посадки самолетов. 

— Вторая задача армейской авиации — работа в составе поисково-спасательной службы на случай необходимости вытащить летчиков из тыла боевиков. 

Истребители Су-30СМ, по идее, осуществляют общее прикрытие полетов ударной группы и авиабазы. По земле они работать могут, но все-таки у них иная задача — «сушки» демонстрируют наличие воздушного прикрытия, чтобы никто случайно не вздумал прилететь в район аэродрома. 

Бомбардировщики Су-24М и Су-34, штурмовики Су-25СМ — собственно ударная группа — решают тактические задачи на линии Дамаск-Хама-Хомс-Идлиб. Удары наносятся в ближайшей тактической глубине — на небольшом удалении от линии соприкосновения сторон. Естественно, все это документируется встроенными средствами объективного контроля, беспилотниками и спутниковыми снимками. 

Думаю, постепенно — через несколько недель — бомбардировки будут способствовать тому, что к западу от этой линии территории будут зачищаться от исламистов. Когда это будет достигнуто, на мой взгляд, у России больше не будет смысла держать авиагруппировку в Сирии. 

— На ваш взгляд, учитывается факт возможного снабжения боевиков средствами ПВО их спонсорами? Ведь наша авиация наносит удары в основном не по «Исламскому государству», а по позициям группировок «Джебхат ан-Нусра», «Исламский фронт» и другим, которые, как известно, снабжают турки, саудиты и те же американцы (подробнее об этом читайте в материалеАвиаудары по карманам США, Аравии и Турции). 

— Пока, судя по опубликованным видео полетов, наши самолеты даже тепловые ловушки не отстреливают — видимо, есть уверенность, что ПЗРК у террористов либо нет, либо их количество минимальное. 

Что касается боевиков, то все, кто не подписал соглашении о перемирии с сирийскими правительственными силами для нас по умолчанию — «Исламское государство», вне зависимости от того, более они умеренные или менее. Понятно, что если не выполнить задачу по очистке линии, о которой я сказал, сирийское правительство не удержится. Поэтому задача нашей авиации — создать такое положение сил в стране, при котором режим Башара Асада будет держаться и дальше. 

Президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков подчеркивает, что российские и американские цели в войне в Сирии антагонистичны по определению. 

— Все исламисты, которые воюют на территории Сирии против режима Башара Асада — бандиты. Формально та же «Джебхат ан-Нусра» не является ИГ (нередко они конфликтуют между собой), но для нас все они — террористы, с которыми надо вести жестокую борьбу, чтобы обеспечить себе безопасность на дальних подступах. Но для американцев, турков и саудитов они — не враги. Им наоборот нужно сохранить и взять группировки под полный контроль как инструмент для дальнейших ударов по России. 

Поэтому нынешнее якобы сотрудничество между США и РФ — всего лишь имитация деятельности со стороны США, потому что им выгодно втянуть Россию в войну на удаленном ТВД. Это в дальнейшем позволит Америке создать условия для ослабления нашей страны, при которых можно было еще и предпринять попытки социальных взрывов. 

Стратегия России в нынешней ситуации может быть построена только на жестком взаимодействии с наземными войсками Сирии, Ирана, «Хезболлы», ополчения и т. д. Но судя потому, что наша авиация наносит удары не по войсковым формированиям, находящимся непосредственно на позиции огневого соприкосновения с войсками Асада, а по тыловым объектам, складам и базам, то это говорит о том, что, по всей видимости, такого взаимодействия пока неорганизованно. 

Особо отмечу, что из всех возможных способов оказать помощь режиму Башара Асада, на мой взгляд, Россия выбрала наихудший. Сейчас РФ ввязалась в войну крайне ограниченными силами, которые могут оказать незначительное влияние на исход боевых действий. При этом мы получили большой риск дальнейшего втягивания страны в долгую войну на удаленном ТВД, угрозу терактов, социальных протестов и т. д. Ведь Керри уже сказал, что российское военное присутствие в Сирии может иметь положительные последствия для США и что Москва рано или поздно будет вынуждена сменить политический курс. 

Плюс ко всему — если в итоге бомбардировки ВКС РФ окажутся не такими эффективными, как предполагается, а это вполне может быть, учитывая ограниченный состав группировки и номенклатуру применяемых боеприпасов, то это будет сродни военному поражению. 

— Была информация о корректируемых боеприпасах с аппаратурой спутникового наведения — КАБ-500С-Э, работающих по принципу «сбросил-забыл». 

— Да, но те же американцы применяют высокоточные ракеты AGM-65 Maverick с дальностью стрельбы до 30 км. Наши же самолеты для того, чтобы нанести удар, должны сблизиться с целью на 500−600 метров — максимум километр. То есть входят в зону поражения ПЗРК даже устаревших типов. Да, это сейчас их практически нет у исламистов, но чуть позже они обязательно появятся — их спонсоры постараются. 

Кроме того, если американцам для поражения одной цели достаточно одного-двух боеприпасов и, соответственно, одного самолета, то нашим ВКС для выполнения аналогичной задачи потребуется в четыре раза больше боеприпасов. Почему наши сейчас крайне редко используют высокоточное оружие в конфликтах? Потому что его у нас дефицит. Первоклассные образцы есть, производить мы их можем, но запасов этого оружия мало — денег нет. А то, что осталось со времен СССР либо было взорвано в рамках т.н. «случайных» взрывов, которые в 90-е происходили на наших складах, либо использовано в Чечне. 

— Вы сказали про худший вариант, который был выбран для поддержки Асада, а какой, на ваш взгляд, был лучший? 

— Их два — либо использовать советский опыт времен Вьетнамской войны, либо американский — времен иракской кампании. 

Первый предполагает большое количество военных советников, поставки оружия в огромном количестве, неофициальное участие бойцов на стороне поддерживаемого режима. 

Второй — заблаговременное (минимум за полгода) создание запаса материально-технических средств, инфраструктуры. А затем — переброску в регион трех дивизий самолетов и пять-шесть дивизий наземных войск. Этими силами в течение трех-четырех месяцев проводятся операции, которые резко меняют характер войны. Когда задача достигнута, присутствие свертывается, а оружие оставляется правительственным войскам. 

Однако бывший начальник разведки — заместитель начальника штаба Сибирского военного округа, а затем и группировки войск в Чечне, генерал-майор запаса Сергей Канчуков доволен стратегией, которую Россия осуществляет сегодня в мире, тем самым возвращаясь в число влиятельных государств. 

— По сути дела, впервые за историю современной России мы делаем что-то на перспективу, а не реагируем на уже состоявшийся факт. США своими действиями на Ближнем Востоке спровоцировали создание «халифата», который угрожает не только региональной безопасности, но Европе и России. Если сейчас не остановить террористов в Сирии и Ираке (эти государства сейчас неразделимы по той причине, что на них располагается ИГ, которое, к тому же, контролирует иракско-сирийскую границу). 

То есть со стратегической точки зрения мы пресекаем негативный сценарий развития событий возле наших границ — в Средней Азии. Более того, что бы там ни говорили, России удалось купировать и конфликт на Украине. Сейчас решение проблемы передано в руки Порошенко, который должен, наконец, заняться своим делом — решать проблемы внутри своей страны мирным путем. На военный сценарий, чтобы взять ДНР и ЛНР, у него нет сил, да никто ему и не позволит его осуществить. 

— То есть, на ваш взгляд, Россия грамотно проводит военную операцию в Сирии? 

— Да. Расчищаются маршруты для выдвижения и продвижения сирийской армии. Поэтому и применяются удары по ближайшим базам, складам и лагерям, чтобы они не остались в тылу у правительственных войск при их переходе в атаку. Если же мы сразу будет бить по границам Ирака и Сирии, то туда сирийская армия просто физически не сможет дойти. 

Но есть два момента, на которые я бы обратил внимание. 

Первый: необходимо усилить наземную группировку за счет иракцев, сирийцев и иранцев. Ведь самая большая проблема в проведении наземной операции — не уничтожение террористов, а контроль территорий. Естественно, боевики будут прикрываться мирным населением, устраивать подрыв и теракты. Кроме того, террористы будут менять дислокацию — уходить в Афганистан, Пакистан или в ту же Саудовскую Аравию. 

Второй: все-таки руководству нашей страны надо более тщательно проработать вопрос с частными военными компаниями (ЧВК). Пока те эксперты, которые привлекались для обсуждения, лично мне не внушают доверия. А в Сирии как раз ЧВК сильно бы пригодились — для обеспечения контроля над освобожденными территориями. 



Источник: interpolit.ru.

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки